Что происходит с адвокатурой в Беларуси после проведения “реформы”

Опубликовано 7 июня 2022 года
В недавнем (10.05.2022) интервью БелТА под заголовком “Доступность юридической помощи не пострадала. Председатель МГКА о реформе адвокатуры” Вера Орешко рассказала о результатах проведенной реформы адвокатуры, о результатах упразднения (цитируется по оригиналу публикации) адвокатских бюро и индивидуально практикующих адвокатов, о том, как все усовершенствовалось в адвокатуре. Редакция проекта “Право на Защиту” решило проверить слова председателя Минской городской коллегии адвокатов и провело самостоятельное исследование произошедших в адвокатуре изменений, опираясь, в основном, на объективные факторы. К сожалению, в интервью не содержалось ни одной цифры, ни одного факта, только оценки и мнения, поэтому нам пришлось основательно вооружиться статистикой.
Кратко об изменениях законодательства об адвокатуре.
Напомним, что в конце ноября 2021 года вступили в силу крайне одиозные изменения законодательства об адвокатуре, еще более усилившие зависимость и управляемость адвокатуры со стороны государственных органов (подробнее в материалах “Доступ к профессии: комментарий к изменениям в законодательство об адвокатуре”, “Аттестация/переаттестация адвокатов: новое (или старое) в законодательстве об адвокатуре”, “Расширение полномочий Министерства юстиции: изменения законодательства об адвокатуре”, “Назначение органов адвокатского самоуправления Министерством юстиции: комментарий к изменению законодательства об адвокатуре”). Ключевыми изменениями законодательства стали:
- Возможность стать адвокатом только при наличии согласия Министерства юстиции, выдаваемого по непрозрачной и произвольной процедуре;
- Крайне широкие полномочия Минюста по вмешательству в деятельность органов адвокатуры;
- Назначение Минюстом абсолютно всех руководителей и членов органов адвокатского управления;
- Ликвидация таких форм адвокатской деятельности, как деятельность в составе адвокатского бюро, а также индивидуальной деятельности;
- Расширение механизмов внеочередной и очередной переаттестации адвокатов, которая используется в качестве механизма расправы над неугодными адвокатами;
- Концентрация функций по привлечению адвокатов к дисциплинарной ответственности в органах адвокатского управления, назначаемых Минюстом;
- Изъятие ключевых полномочий от органов адвокатского представительства (конференция или съезд адвокатов) в пользу органов адвокатского управления, назначаемых Минюстом;
- Утверждение Правил профессиональной этики адвокатов Минюстом единолично.
Эти изменения крайне негативно оценивались адвокатским сообществом, многие собирались покинуть профессию – не все были готовы осуществлять деятельность в составе консультаций, не все были готовы на такое ограничение в профессии, не все видели возможность оказывать качественную юридическую помощь в ситуации зависимости и подконтрольности адвокатов государству.

Адвокатура в числах

Интервьюер
В связи с реформой не пострадает ли доступность юридической помощи? Клиенты ощутят на себе последствия реорганизации?
В.Орешко
Адвокаты уже пять месяцев осуществляют деятельность в соответствии с новыми правилами. Поэтому с уверенностью можно сказать, что доступность юридической помощи не пострадала. Клиенты, наверное, реформы и не заметили. Единственная дополнительная процедура, которую им пришлось пройти, это перезаключить договор на оказание юридической помощи в связи со сменой организационной формы деятельности адвоката. Все остальное для клиентов осталось неизменным.
Прежде всего, для анализа того, пострадали ли клиенты и так уж незаметно прошли все изменения, прежде всего необходимо провести анализ произошедших изменений в составе адвокатуры. Итак, по состоянию на 27 октября 2021 года (последнее обновление перечня адвокатов накануне вступления в силу нормы о запрете существования адвокатских бюро и осуществления деятельности индивидуально) в Беларуси был 2031 адвокат. В настоящий момент (обновление от конца апреля 2022 года) – 1815.
Итак первая цифра – чуть больше чем за полгода абсолютное число адвокатов в Беларуси уменьшилось на 216, или 11%. То есть, каждый девятый адвокат перестал им быть. А если принять во внимание, что за этот период было принято в состав адвокатуры 15 человек, то “потери” из предыдущего списка составляют 232 адвоката. Повторим, эти изменения проходили с 27.10.2021 до апреля 2022 года. Всю динамику прохождения этого процесса сейчас крайне сложно восстановить, но известно, что уменьшение числа адвокатов с 27.10.2021 к 12.11.2021 (когда запрет на существование адвокатских бюро и адвокатов-индивидуалов уже вступил в силу) составило 78. Подробнее о первых изменениях в адвокатуре после вступления в силу запретов можно почитать в нашем материале “Промежуточные результаты ликвидации адвокатских бюро и адвокатов-индивидуалов”.
Адвокатские бюро и адвокаты-индивидуалы как источники претензий.
Интервьюер
Согласно проведенной в 2021 году реформе института адвокатуры, упразднены адвокатские бюро и индивидуально практикующие адвокаты. Адвокатская деятельность осуществляется только в юридических консультациях, которые образуются коллегиями адвокатов по согласованию с Министерством юстиции. Многих ли адвокатов МГКА коснулась реформа? Какие плюсы такой реформы можно отметить?
В.Орешко
В связи с реализацией изменений в закон "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь" в 2021 году создано 9 новых юридических консультаций, в состав которых вошли адвокаты, ранее осуществлявшие деятельность индивидуально и в составе адвокатских бюро.
Очевидным плюсом реформы можно назвать единообразие подходов к оказанию юридической помощи, которое имеет место именно в юридических консультациях. В адвокатских бюро, а также у адвокатов-индивидуалов зачастую достаточно сильно разнились и гонорарная практика, и формат юридического сопровождения, что порождало вполне понятное недовольство клиентов.
Теперь следует посмотреть, за счет кого, каких категорий адвокатов произошли эти изменения, насколько это было “избавлением” от адвокатов, действующих в составе более свободных и более самостоятельных структур, которыми являлись адвокатские бюро и индивидуальная деятельность адвокатов или насколько были достигнуты декларируемые цели – обеспечить единообразие подходов путем перевода всех адвокатов в юридические консультации.
Итак, из 353 адвокатов, осуществлявших деятельность в составе адвокатских бюро в октябре 2021 года, к апрелю 2022 года сохранили лицензии 263 адвоката, то есть, 90 адвокатов или 25% выбыло. Из 269 адвокатов, осуществлявших деятельность индивидуально, 233 сохранили лицензии, то есть перестали быть адвокатами 36 человек, или 13%. Соответственно, количество “обычных” адвокатов, переставших быть адвокатами составляет 106 адвокатов, или 7,5%.
Таким образом, процент “выбытия” адвокатов из адвокатских бюро и из числа адвокатов, осуществляющих индивидуальную деятельность в два раза больше процента “выбытия” адвокатов из консультаций. Видимо, можно сделать вывод, что в том или ином виде, но произошло определенное выдавливание индивидуалов и адвокатов адвокатских бюро из профессии. Способ такого выдавливания – простой недопуск в консультации или создание условий, при которых дальше бессмысленно заниматься адвокатской деятельностью – большого значения не имеет. Речь идет о конкретных цифрах и конкретных результатах.
Причем, принимая во внимание объективные данные о приеме новых адвокатов, а именно, что за период с 5.11.2021 до 28.03.2022 (4,5 месяца) было принято 15 адвокатов, то достижение прежних цифр обеспеченности населения и бизнеса адвокатами займет 70 месяцев, или 6 лет. И это не считая естественного выбытия адвокатов – пенсия и т.д.
Следует отметить, что нынешнее руководство Минской городской коллегии адвокатов и Минской областной коллегии адвокатов является выходцами из адвокатских бюро. Вера Орешко являлась адвокатом адвокатского бюро “Принцепс-консалт”, а председатель Минской областной коллегии адвокатов Максим Терешков являлся адвокатом адвокатского бюро Максима Терешкова.

Кого не стало

Интервьюер
Согласно проведенной в 2021 году реформе института адвокатуры, упразднены адвокатские бюро и индивидуально практикующие адвокаты. Адвокатская деятельность осуществляется только в юридических консультациях, которые образуются коллегиями адвокатов по согласованию с Министерством юстиции. Многих ли адвокатов МГКА коснулась реформа? Какие плюсы такой реформы можно отметить?
В.Орешко
В связи с реализацией изменений в закон "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь" в 2021 году создано 9 новых юридических консультаций, в состав которых вошли адвокаты, ранее осуществлявшие деятельность индивидуально и в составе адвокатских бюро.
Очевидным плюсом реформы можно назвать единообразие подходов к оказанию юридической помощи, которое имеет место именно в юридических консультациях. В адвокатских бюро, а также у адвокатов-индивидуалов зачастую достаточно сильно разнились и гонорарная практика, и формат юридического сопровождения, что порождало вполне понятное недовольство клиентов.
Можно посмотреть и такую статистику – какие конкретно адвокатские бюро “потеряли” больше всего адвокатов, а какие меньше всего. “Потеряли” – имеется в виду, что в из списка адвокатов бюро определенное количество адвокатов перестало быть адвокатами к апрелю 2022 года.
Итак, в Беларуси было 7 адвокатских бюро с числом адвокатов 8 и более. Из их числа полностью “лишилось” всех адвокатов одно бюро – “ВМП Власова, Михель и Партнеры” (8 адвокатов). Напомним, что это адвокатское бюро – постоянный участник разнообразных международных рейтингов, причем занимающий, как правило, первые и вторые места в рейтинге.
Более чем 70% своего состава лишились тоже завсегдатаи международных справочников и рейтингов – адвокатские бюро “Степановский, Папакуль и партнеры” (самое большое бюро, 13 из 17), Адвокатское бюро “Боровцов и Салей БИС” (6 из 8), адвокатское бюро “РЕВЕРА” (8 из 11). Из известных крупных бюро, ориентированных на работу с бизнесом и участвовавших в международных рейтингах, меньше всего составили потери в адвокатском бюро “Сысуев, Бондарь и партнеры ЭсБиЭйч” (1 из 9). Два остальных бюро, создававшихся не на базе юридических компаний после изменения законодательства в 2013 году, а “традиционными” адвокатами, ожидаемо “потеряли” незначительно число адвокатов. Так, одного адвоката из 11 “потеряло” адвокатское бюро “Петрашевич и партнеры” и ни одного не потеряло адвокатское бюро, где осуществляла деятельность нынешний председатель Минской городской коллегии адвокатов В.Орешко – адвокатское бюро “Принцепс-консалт” (10 адвокатов).
Остальные адвокатские бюро, известные по участию в справочниках и рейтингах, то есть, бизнес-ориентированные, связанные с крупными проектами, построенные как корпорации по образцам западного юрбизнеса, по результатам “реформирования” получили следующие результаты:
  • АБ “Верховодко и партнеры” – “выбыло” 2 из 6 адвокатов;
  • АБ “Сорайнен” – 3 из 4;
  • АБ “ЕПАП” – 2 из 4;
  • АБ “Арцингер-Аторнис” – 2 из 3;
АБ “Горецкий и партнеры” “сохранило” всех троих адвокатов.
Кроме вышеуказанного АБ “ВМП Власова, Михель и Партнеры”, полностью “лишились” адвокатов АБ «Бизнес-Адвокат», АБ «Конон и партнеры», АБ «ДЕ ЮРЕ КОНСАЛТ», АБ «Грань права», АБ «Прохоренко Мария и партнеры», АБ «ПАРАДА и партнёры» (всего 17 адвокатов).
Никак “реформа” не затронула 60 адвокатских бюро, из них 49 составляют малые бюро – до 3 адвокатов включительно. Полный перечень адвокатских бюро с указанием количества адвокатов, переставших быть адвокатами, можно посмотреть по ссылке.
Следует сделать небольшое пояснение. В любом случае ни одно адвокатское бюро больше не существует. Когда в настоящем материале говорится о потерях или сохранении, речь идет исключительно о том, остались ли в адвокатской профессии конкретные лица, конкретные адвокаты. Невозможно сказать, остались ли после адвокатских бюро какие-то организационные структуры, которые могли бы на том же уровне компетенций, организации работы команд оказать именно адвокатскую помощь клиентам. То есть, в этом материале нет прогнозов о том, насколько “оставление” в профессии адвокатов бюро говорит о том, что ничего не изменилось в оказании услуг конкретными юридическими брендами. Речь идет именно о выходе из адвокатской профессии конкретных носителей компетенций, организационных структур, накопленных связей и авторитета. Бизнес-ориентированные адвокатские бюро сохранили компетенции в рамках юридических компаний, продолжают функционировать. Однако надо понимать, что эта ситуация не очень правильная и ухудшает положение клиентов. Подробнее об этом можно почитать в материале.
Например, в последнем обновлении (2022 год) международного справочника Who is Who legal (один из немногих справочников, которые еще продолжают рейтинговать белорусский юридический рынок) в категории Construction 5 фамилий белорусских юристов, 2 из которых не были адвокатами и ранее, а 3 были, но перестали быть ими после проведенной “реформы”. А из списка рекомендованных юристов в категории Commercial Litigation (самая “адвокатская” часть рейтинга, разрешение споров) 2 адвоката вообще находятся в заключении (Максим Знак и Александр Данилевич).
Таким образом очевидно, что максимальный вред адвокатуре был нанесен именно по той ее части, которая в большей степени ассоциировалась с передовыми технологиями, передовыми связями в корпоративном мире, в том числе, за рубежом, с устойчивыми брендами, хорошо известными за пределами страны, то есть, по максимально независимой части адвокатуры.

Теперь немного об экономике

В.Орешко
Вместе с тем приоритетной остается роль районных юридических консультаций, обеспечивающих оказание правовой помощи населению и предприятиям соответствующих административных единиц города Минска. Здесь оперативно решаются основные и самые насущные проблемы граждан и юридических лиц. Создание оптимально комфортных условий для получения своевременной, доступной и качественной правовой помощи - задача, постоянно стоящая на повестке дня.
В редакции имеются отчеты за 2020 и 2021 годы, подготовленные Белорусской республиканской коллегией адвокатов. Опрошенные представители адвокатуры выразили сомнения, что подобные отчеты в силу специфики их подготовки, в принципе, могут отражать действительность, тем не менее, эти цифры весьма коррелируют с вышеизложенными данными по изменению численного состава адвокатуры, в том числе, с изменениями, которые были в адвокатуре с 2020 года, после начала репрессий.
Согласно отчету, разница в количестве адвокатов на 1.01.2021 и на 1.01.2022 составляет 171 адвоката. При этом Минская городская коллеги “потеряла” 75 адвокатов, Минская областная – 39, Брестская – 23. Остальные – в районе 10. “Убыль” Могилевской областной коллегии составила всего 4 адвоката.
Далее следуют очень интересные цифры. Всего за год адвокаты выполнили 287368 поручений, что на 19129 меньше, чем годом ранее (падение – 6%). Львиную долю “падения” “обеспечила” Минская городская коллегия адвокатов – 14472. Годом ранее (2020 год по сравнению с 2019 годом) рост составил 825 поручений, что около 0,2%. Поручение – это собирательное название для всех видов юридической помощи.
Если рассматривать различные категории дел, то в 2020 году произошло малообъяснимое “падение” числа поручений по уголовным делам. Так, падение количества поручений, выполненных в рамках ст. 46 Уголовно-процессуального кодекса (бесплатных дел) составило 4091 (11%), поручений по защите в рамках заключенных договоров – 7989 (13%). В следующем году (2021) часть этих показателей почти вернулась к прежним значениям. Рост поручений по ст. 46 УПК составил 2188, а по другим уголовным делам – 4850.
При этом, согласно статистике Белстата, который ссылается на данные Министерства внутренних дел Республики Беларусь, в 2021 году в стране было зарегистрировано 87 696 преступлений. Для сравнения в 2020 году было зарегистрировано 95 478 преступлений (рост от предыдущего года – около 7 тыс, при этом адвокатских поручений по уголовным делам было выполнено существенно меньше, чем в предыдущем году), в 2019 г. — 88 378, в 2018 г. — 83 813. То есть, в протестно-ковидном 2020 году количество преступлений увеличилось, однако число выполненных адвокатами поручений по уголовным делам упало. Сложно найти этому какое-то объяснение.
Для понимания – объем подобных услуг очень мало зависит от адвокатов, это диктуется исключительно уровнем преступности – сколько преступлений совершается (в совершении скольких преступлений обвиняются люди), столько адвокаты и будут эти поручения выполнять.
А вот по остальным видам бесплатной помощи отмечается падение – устные консультации (падение в 1,5 раза, годом ранее – рост на 30%), составление правовых документов (падение на 20%, годом ранее рост на 5%), ведение гражданских и административных дел (падение в 2 раза, годом ранее рост в 2 раза, но, видимо, здесь свое влияние оказывают протестные дела 2020 года). Опять таки, исключительно спекулятивно, но есть все основания полагать, что падение объемов бесплатных видов помощи, не являющейся, в целом, такой связывающей адвокатуру обязанностью, как защита по уголовным делам, связано не с уменьшением количества обращений (в ноябре 2021 года даже вступили в силу изменения, которые расширили объем юридической помощи, которая должна оказываться бесплатно), а с тем, сколько такой бесплатной работы могли выполнить адвокаты с учетом уменьшения их количества и увеличения занятости по обязательным видам помощи.
Более показательная картина по гражданским делам и хозяйственным договорам. Падение количества гражданских дел в интересах граждан и юридических лиц составило 8% (годом ранее падение 1%), падение числа договоров на обслуживание субъектов хозяйствования – 17% (половину из этого показателя “обеспечила” Минская городская коллегия адвокатов. Годом ранее падение составило 0,2%). Зато количество мероприятий по правовому воспитанию населения увеличилось почти в 2 раза!
В целом, можно видеть, что цифры внутренней статистики коррелируются с уменьшением числа адвокатов. Почему так важно сопоставлять и как это влияет на доступность юридической помощи? Дело в том, что для макроэкономических показателей, таких как востребованность юридической помощи, совершенно нехарактерны большие скачки изменения их количества – люди, общество одно и то же. И если не соглашаться с мыслью, что 10% всего бизнеса, всех граждан покинуло страну, то у уменьшения объемов юридической помощи самое логичное объяснение – кто-то не нашел своего адвоката, своего исполнителя, не получил свою услугу или получил в другом месте, другим образом. В любом случае, это цифры, которые показывают провальность реформы и недостижения ее целей.

Немного субъективного в конце

В начале материала мы обещали опираться на объективные данные и статистику. Но все же решили попросить на условиях анонимности рассказать, насколько уместно говорить об идеальной организации работы в юридических консультациях по сравнению с адвокатскими бюро или индивидуальной деятельностью.

Адвокат № 1
“В юридической консультации, где я проработал 6 лет, коллектив в основной своей части был достаточно сплоченным, и практически никто не отказывался помочь или поделиться опытом. Со взаимовыручкой тоже все было в порядке, если коллеги не были заняты другими делами, то они, как правило, соглашались подменить в процессе или на следствии. Но и на протяжении 3 лет моей работы в бюро адвокаты постоянно обсуждали дела между собой и при необходимости подменяли друг друга в процессах.
Отличие заключалось в том, что в юридической консультации я должен был рассказать коллегам всю ситуацию, чтобы получить совет, то есть фактически я сам у них консультировался. В бюро в силу того, что сотрудничали мы между собой более плотно и ситуация по основным делам была всем известна, у всех адвокатов была большая степень вовлеченности в обсуждение, и при этом не требовалось по несколько раз пересказывать какие-то обстоятельства.
Вопросы замены адвоката в судебном заседании в бюро решались с тем же успехом, что и в консультации. Основная проблема с заменами – не размер коллектива, а то, что по многим делам без ущерба для клиента ты замениться просто не можешь: слишком большой объем информации, которую новый адвокат не сможет освоить в сжатые сроки; или слишком сложно предвидеть ход процесса, и новый адвокат не будет готов ко всем вариантам поведения, которые могут от него потребоваться. И если замены не избежать, то надо хотя бы минимизировать негативные последствия. В бюро с этим в некотором роде было проще, поскольку ты передавал клиента не случайному человеку, а тому, кто уже в определенной степени был знаком с делом.
Поскольку у меня есть опыт работы только в одной консультации, то не могу сказать, что изложенное мной характерно для всех. Как мне известно, в некоторых консультациях внутренние взаимоотношения, наоборот, сведены к минимуму или существуют только в отдельных малых группах. Это, безусловно, вопрос персоналий, а не общий принцип устройства консультаций. Что касается бюро, то некоторые из них, по моим наблюдениям, просто переняли способ организации у консультаций и не пытались его переформатировать. Но те адвокаты, кто хотел и знал как, практиковали другие подходы”.

Адвокат № 2
"Абсурдно говорить про какой-то особенный уровень взаимовыручки и товарищества, когда речь идет о коллективе, который формируется без всякого учета мнения его членов. В адвокатских бюро, в отличии от юридических консультаций, коллектив формировался сами его членами, которые имели возможность построить действительно команду специалистов, близких по духу, способных на взаимовыручку. В юридических консультациях формирование такого коллектива - это скорее исключение, чем правило, там существует значительная разобщенность.
Также стоит отметить, что и помощь, с точки зрения дачи совета, гораздо более реальной была всегда в бюро, где проблема одного адвоката была одновременно и проблемой бюро, с которым у клиента заключен договор. В каком-то смысле подобные рассуждения уместны для сравнения консультаций с адвокатами-индивидуалами, но важно отметить, что это всегда был выбор адвоката - уходить ли в индивидуальную практику, а значит он намеренно решал, что хочет работать один, без коллектива. И нельзя не отметить, что многие люди, в силу своего характера, действительно предпочитают работать в одиночку, от этого едва ли падали их профессионализм и продуктивность".

Адвокат № 3
“Если говорить о таком явлении, как взаимное консультирование адвокатов, помощь советом, то в юридических консультациях это обычное дело спросить у коллег, кто вел или ведет какую-то категорию дел, о том, какая практика по этой категории, как лучше поступить и что посмотреть по этому поводу. Как правило, адвокаты охотно делятся опытом, если их спрашивают, потому что каждому такой совет может понадобиться, и такие разговоры постоянно ведутся. Также часто направляют клиентов к адвокату, который лучше разбирается в том или ином вопросе. Вряд ли уровень взаимопомощи или взаимодополнения зависит от организационной формы. В юридических консультациях всегда есть адвокаты, которые часто или постоянно друг с другом сотрудничают, больше друг другу доверяют, а есть и те, кто не сотрудничают или не считают возможным передать то или иное дело (из-за недостатка опыта, другой специализации или неприятия подходов и отношения к работе).
Относительно возможности в консультации обеспечить более качественные возможности по замене адвокатов при накладке процессов, надо отметить следующее. Замена адвоката по делу по договору, - это вопросы самих адвокатов и согласия клиентов. Уголовные дела тесно связаны с личностью адвоката и вопросом доверительных отношений, поэтому замена адвоката в таком деле – вопрос щепетильный, и замены не являются правилом. И тут вопрос – кем заменить, кому доверяешь. Обычно, эти вопросы решаются, если не в рамках консультации, то с другими коллегами, с кем обычно сотрудничаешь. К делам по ст. 46 УПК, теоретически, должен быть такой же подход (потому что качество помощи не должно зависеть от оснований, на которых она оказывается). Но на практике, если адвокат по 46й занят в другом процесс или заболел, то этот вопрос уже решает и заведующий юридической консультацией. Кстати, в бюро проблем с оказанием помощи по ст. 46 УПК нет, потому что они не ведут таких дел (или крайне редко, когда адвокатов юридических консультаций не хватает), что очень странно было для меня всегда, так как адвокаты юридических консультаций и бюро по статусу равны, в принципе. Просто в бюро собираются адвокаты, которые обеспечены работой по договорам (это только крупные города), а в юридических консультациях (особенно в регионах) некоторые адвокаты имеют работу только или в большинстве по ст. 46 (это, кстати сказать, очень не простая работа (если учесть категории дел и дежурства, в том числе, по ночам) и низкооплачиваемая”.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda