Реализация права на свободу слова как основание для дисциплинарной ответственности адвоката в Республике Беларусь

Опубликовано 14 мая 2022 года
Свобода слова является одним из наиболее фундаментальных прав человека. Статья 19 Всеобщей декларации прав человека 1948 года прямо указывает, что каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. Вместе с тем, сложившаяся в настоящее время в Республике Беларусь практика прямо свидетельствует о том, что свободное выражение своих убеждений адвокатом может повлечь за собой привлечение к дисциплинарной ответственности. Проект “Право на защиту” проанализировал конкретный случай привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности и оценил законность такого привлечения с точки зрения существующих международных стандартов.
Обстоятельства рассматриваемого дисциплинарного дела
Из постановления Совета территориальной коллегии адвокатов (далее – Совета ТКА), вынесенного в марте 2022 года, следует, что адвокат присоединился к подписанию открытого письма “Обращение белорусских адвокатов и юристов относительно войны в Украине”. Согласно постановлению, в тексте обращения изложена следующая информация:

“Мы не согласны с тем, что территория Беларуси стала плацдармом для размещения российских войск, ведущих боевые действия в Украине, и наша страна втянута в этот конфликт. С нашей стороны не должны взлетать ракеты, самолеты и вертолеты для атаки на украинскую территорию”.

Далее в постановлении без каких-либо разъяснений делается вывод, что изложенная в публикации информация не соответствует действительности. В ходе дисциплинарной процедуры адвокат не отрицал факт подписания указанного обращения, обратив внимание совета, что информация в нем соответствует действительности, и Республика Беларусь не должна участвовать в данной войне.
В дальнейшем в своем постановлении Совет ТКА ссылается на статью 5, пункт 1 статьи 18 Закона Республики Беларусь “Об адвокатуре и адвокатской деятельности” от 30 декабря 2011 года № 3З4-З (далее – Закона), пункты 3, 9, 65 Правил профессиональной этики адвоката, утвержденных постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 30.09.2021 года № 180 (далее – Правила).
Статья 5. Основные задачи адвокатуры
Основными задачами адвокатуры являются:
оказание на профессиональной основе юридической помощи клиентам в целях осуществления и защиты их прав, свобод и интересов;
участие в правовом воспитании граждан.
Статья 18. Обязанности адвоката
1. Адвокат в своей деятельности обязан:
точно и неукоснительно соблюдать законодательство, уставы коллегий адвокатов, использовать все предусмотренные законом средства и способы защиты прав, свобод и интересов клиентов;...
Выдержки из Правил:
3. Адвокат должен соблюдать законодательство и придерживаться норм профессиональной морали, постоянно поддерживая честь и достоинство своей профессии в качестве участника отправления правосудия и общественного деятеля, а также личные честь и достоинство, содействовать сохранению и повышению своего престижа.
Адвокат должен утверждать уважение к адвокатской профессии, ее сущности и общественному назначению, содействовать сохранению и повышению ее престижа.
В любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат должен сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней.

9. В целях поддержания чести и достоинства адвокату следует:
быть вежливым, тактичным, честным, добросовестным, принципиальным и независимым;
действовать квалифицированно, использовать все законные средства, способы и методы оказания юридической помощи;
активно отстаивать свою позицию;
сохранять адвокатскую тайну;
не совершать действий, подрывающих престиж адвокатуры и личное достоинство адвоката, содействовать повышению роли и авторитета адвокатуры в обществе;
использовать только точную и достоверную информацию, участвуя в правовом воспитании граждан;
не допускать любых посягательств на свою профессиональную независимость;
постоянно расширять и углублять свои познания в области права;
при исполнении профессиональных обязанностей соблюдать деловую манеру в общении и деловой стиль одежды.

65. Адвокаты вправе представлять средствам массовой информации, распространять (в том числе посредством комментариев, оценок) в глобальной компьютерной сети Интернет точную и достоверную информацию.
Информация адвокатами должна представляться с позиции права.
Любые заявления адвоката, в том числе при обсуждении и разъяснении правовых норм, должны быть ответственными, достоверными и не вводить в заблуждение.
Донося информацию по конкретным делам о судебных спорах организаций и граждан, следственных и иных процессуальных действиях, адвокат не должен допускать необоснованных, не подкрепленных точными фактами и материалами дела суждений и умозаключений.
Адвокат, общаясь с представителями средств массовой информации, интернет-ресурсов, должен принимать меры для того, чтобы его слова не были преподнесены массовой аудитории в искаженном виде.
Приведя в тексте постановления исключительно цитаты из вышеуказанных актов, Совет ТКА приходит к следующему выводу:

“Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, Совет пришел к выводу, что адвокат, подписав “Обращение белорусских адвокатов и юристов относительно войны в Украине”, распространила в сети Интернет недостоверную информацию. Кроме того, подписание данного обращения противоречит, основным задачам адвокатуры. ... Кроме того адвоката выступать от имени адвокатов Республики Беларусь органы адвокатского самоуправления не уполномочивали”.

В резолютивной части постановления Совет ТКА, констатируя, что адвокатом нарушены статья 5, пункт 1 статьи 18 Закона, пункты 3, 9, 65 Правил, объявил адвокату выговор.
Законность вынесения постановления Советом ТКА с точки зрения норм международного права
Законность вынесения вышеуказанного постановления следует оценивать с точки зрения его соответствия основополагающему международному акту, касающемуся адвокатов – Основным принципам, касающимся роли юристов, которые были приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27.08.1990-07.09.1990 в Гаване, Куба (далее – Основные принципы).


В данном акте вопросу дисциплинарной ответственности юристов посвящены пункты 26-29, которые устанавливают следующие стандарты, относящиеся к дисциплинарной ответственности адвокатов:
  • Кодексы профессионального поведения юристов должны разрабатываться самими юристами или законодательными органами при непосредственном участии юристов;
  • Само применение дисциплинарных мер должно происходить либо в беспристрастном дисциплинарном комитете, создаваемом юристами, либо в независимом органе, предусмотренном законом, либо в суде .
  • Дисциплинарные меры должны определяться в соответствии с кодексом профессионального поведения, другими признанными стандартами и профессиональной этикой, которые в свою очередь должны соответствовать международным стандартам и Основным принципам.
Анализируя указанное постановление Совета ТКА в свете каждого из приведенных стандартов, можно заметить явные нарушения.
Пункты 26-29
26. Юристы через свои соответствующие органы и законодательные органы разрабатывают в соответствии с национальным законодательством и обычаями и признанными международными стандартами и нормами кодексы профессионального поведения юристов.
27. Обвинения или жалобы в отношении юристов, выступающих в своем профессиональном качестве, подлежат скорейшему и объективному рассмотрению в соответствии с надлежащей процедурой. Юристы имеют право на справедливое разбирательство дела, включая право на помощь юриста по своему выбору.
28. Дисциплинарные меры в отношении юристов рассматриваются беспристрастным дисциплинарным комитетом, создаваемым юристами, в независимом органе, предусмотренном законом, или в суде и подлежат независимому судебному контролю.
29. Все дисциплинарные меры определяются в соответствии с кодексом профессионального поведения и другими признанными стандартами и профессиональной этикой юриста и в свете настоящих принципов.

Процедура разработки действующих Правил профессиональной этики адвокатов в Республике Беларусь

Действующие в настоящее время Правила, были утверждены постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь №180 от 30.09.2021. В отличии от действовавших ранее Правил профессиональной этики адвоката, утвержденных постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь №39 от 06.02.2012 (далее – Правила 2012 года), новые Правила не были даже формально согласованы с какими-либо органами адвокатского самоуправления, т.е. Министерство юстиции Республики Беларусь, и без того не являясь законодательным органом, было единственным автором действующих Правил.
Сам факт утверждения нормативного акта, которым регулируется привлечение адвокатов к дисциплинарной ответственности, государственным органом без какого-либо участия самих адвокатов является прямым нарушением установленных Основными принципами стандартов, а значит любое привлечение адвокатов к дисциплинарной ответственности на основании данных Правил уже является неправомерным.
Необходимо также отметить, что сам пункт 65 Правил, ставший главным основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности (о том, что адвокаты вправе представлять СМИ или размещать в Интернете точную и достоверную информацию), в отличии от большинства других положений Правил, был введен в действии именного с их принятием, в Правилах 2012 года вышеприведенных ограничений, прописанных в данном пункте и существенно ограничивающих права адвоката, не было.
Компетенция и независимость органа, вынесшего постановление
Совет ТКА является органом адвокатского самоуправления. Учитывая это, можно сразу отметить, что процедура привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности по законодательству об адвокатуре Беларуси происходит не в независимом органе, предусмотренном законом, не в суде, а в том органе, который должен быть “беспристрастным дисциплинарным комитетом, создаваемым юристами”. Вместе с тем, имеются большие сомнения в том, что действующая процедура формирования Совета ТКА, установленная после принятия изменений в Закон в 2021 году, отвечает данным критериям.
Согласно пункту 1 статьи 43 Закона, Совет ТКА является одновременно и исполнительным и дисциплинарным органом коллегии. Разделение этих функций, существовавшее до принятия изменений 2021 года, было устранено путем ликвидации дисциплинарных комиссий ТКА. Более того, согласно пункту 2 статьи 43 Закона Совет ТКА формируется следующим образом:

“Совет территориальной коллегии адвокатов является коллегиальным исполнительным органом управления, избирается на общем собрании (конференции) членов территориальной коллегии адвокатов сроком на четыре года из кандидатур, согласованных Министерством юстиции.
Территориальная коллегия адвокатов не позднее одного месяца до даты проведения выборов совета территориальной коллегии адвокатов представляет в Министерство юстиции для согласования не менее двух кандидатур на должность каждого члена совета территориальной коллегии адвокатов. Вопрос о согласовании представленных кандидатур рассматривается Министерством юстиции в десятидневный срок.
В случае, если Министерством юстиции дважды отклоняются все представленные для согласования территориальной коллегией адвокатов кандидатуры, Министерство юстиции само вносит предложения по кандидатурам в состав совета территориальной коллегии адвокатов. Если предложенные Министерством юстиции кандидатуры дважды отклоняются общим собранием (конференцией) членов территориальной коллегии адвокатов, эти кандидатуры считаются избранными в состав совета территориальной коллегии адвокатов.

Вышеприведенный порядок очевидно демонстрирует, что действующее законодательство предусматривает вхождение в состав Совета ТКА только и исключительно тех адвокатов, которые были предварительно согласованы или прямо предложены Министерством юстиции Республики Беларусь.
Таким образом, помимо того, что Совет ТКА, являясь исполнительным органом, по определению не должен быть наделен дисциплинарными функциями, которыми традиционно должен быть наделен отдельный орган адвокатского самоуправления, сама процедура его формирования исключает какую-либо независимость, самостоятельность и беспристрастность, а значит имеет место очевидное нарушение положений Основных принципов и в этом аспекте.
Соответствии оснований привлечения адвоката к ответственности международным стандартам и основным принципам
Стоит отметить, что ни в одном международном акте не содержится каких-либо особых правил, регулирующих свободу слова адвоката или юриста. Более того, в основополагающих актах зачастую содержится прямое указание, что данное право распространяется на всех граждан, вне зависимости от их профессионального статуса.
Обращаясь к содержанию Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16.12.1966 (далее – Пакта), можно выделить две основные составляющие этого права, представленные в пунктах 1, 2 статьи 19:

1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.
2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

Стоит также отметить, что в пункте 3 статьи 19 Пакта содержится оговорка, согласно которой ограничения свободы слова могут устанавливаться национальным законодательством, однако лишь для двух целей:

a) для уважения прав и репутации других лиц;
b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

В Замечаниях общего порядка №34 к Пакту (далее – Замечания №34), принятых Комитетом по правам человека 11.07.2011-29.07.2011 и посвященных исключительно применению статьи 19 Пакта, подробно описываются современные проблемы, связанные со свободой слова. Вместе с тем, даже в Замечаниях №34 отсутствуют какие-либо упоминания об особых ограничениях свободы слова адвокатов. Исходя из этого можно прийти к выводу, что недопустимыми для адвоката являются лишь те высказывания, которые подпадают под ограничения, установленные пунктом 3 статьи 19 Пакта, а также в обязательном порядке прямо и четко предусмотренные национальным законодательством. Более того, в пункте 30 Замечаний №34 прямо указано, что:

Государствам−участникам необходимо весьма тщательно подходить к обеспечению строгого соблюдения требований пункта 3 в процессе разработки и применения законов о государственной измене и аналогичных актов, касающихся национальной безопасности, служебной тайны, борьбы с подрывной деятельностью или иных сфер. Например, нарушение пункта 3 представляет собой ссылки на такие законы, с тем чтобы удержать или утаить от широкой общественности информацию, представляющую законный общественный интерес и не угрожающую национальной безопасности, а также чтобы преследовать журналистов, исследователей, защитников окружающей среды, правозащитников или других лиц за распространение такой информации.

Возвращаясь к национальному законодательству, нельзя не отметить, что принципы, практически полностью идентичные упомянутым в Пакте, прописаны в том числе в Конституции Республики Беларусь 1994 года (далее – Конституции). Так, статья 33 Конституции предусматривает определение свободы слова в широком смысле:

Каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение.
Никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказу от них.
Монополизация средств массовой информации государством, организациями или отдельными гражданами, а также цензура не допускаются.
Кроме того, согласно статьи 23 Конституции, ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.


Исходя из этого можно сделать вывод, что определения свободы слова, в соответствии с Пактом, и в соответствии с Конституцией, фактически идентичны друг другу, равно как и случаи возможного ограничения свободы слова. Точно так же очевидно, что ни Пакт, ни Конституция не содержат никаких специальных ограничений этого права для адвокатов и юристов.
Кроме того, в пункте 23 Основных принципов отмечается, что:

Юристы, как и другие граждане, имеют право на свободу выражения мнения, убеждений и собраний. В частности, они имеют право принимать участие в общественных дискуссиях по вопросам, касающимся права, отправления правосудия и поощрения и защиты прав человека, и быть членами местных, национальных или международных организаций или создавать их и принимать участие в их заседаниях, не подвергаясь ограничению своей профессиональной деятельности вследствие своих законных действий или членства в законной организации.

Для полноты рассматриваемого вопроса нельзя не упомянуть отношение к статусу адвоката в органах Совета Европы. Строго говоря, каких-либо специфических ограничений свободы слова в актах и решениях органов Совета Европы нет. Вместе с тем, в пункте 3 Рекомендаций Комитета министров Совета Европы №R(2000)21 “О сободе профессии адвоката” прямо указано, что:

Юристы должны пользоваться свободой убеждений, выражения мнений, передвижения, ассоциаций и собраний и, в частности, должны иметь право принимать участие в публичных дискуссиях по вопросам, касающимся закона и отправления правосудия, и предлагать законодательные реформы.

Помимо этого, упоминание роли юристов можно встретить в практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в частности в решении суда по делу “Jankauskas v. Lithuania (no. 2) (application no. 50446/09)” суд, мотивируя принятое решение, указал, что:

Юристы играют наиболее важную роль в осуществлении правосудия. Эта особая роль влечет ряд обязанностей и ограничений, особенно в отношении профессионального поведения, которое должно быть сдержанным, честным и достойным.

Таким образом, можно прийти к выводу, что никаких оснований для искусственного ограничения свободы слова адвоката, установленного пунктом 65 Правил, в международных актах не содержится. Более того, данные ограничения противоречат установленным международным стандартам свободы слова.
Возвращаясь к содержанию постановления Совета ТКА, следует повторно оценить его содержание:

“Мы не согласны с тем, что территория Беларуси стала плацдармом для размещения российских войск, ведущих боевые действия в Украине, и наша страна втянута в этот конфликт. С нашей стороны не должны взлетать ракеты, самолеты и вертолеты для атаки на украинскую территорию”.

Даже если оценить данное высказывание с точки зрения сдержанности, честности и достоинства (т.е. используя более высокий стандарт в сравнении с Советом ТКА, который рассматривал данное высказывание лишь с точки зрения достоверности), можно отметить, что никаких признаков нарушениям данных стандартов в нем не просматривается.
Так, совершенно очевидно, что данное высказывание является сдержанным, т.к. в нем отсутствует какая-либо информация, которую можно посчитать агрессивной, эмоциональной или оскорбительной.
Кроме того, данное высказывание является честным и правдивым, т.к. соучастие Республики Беларусь в военной агрессии Российской Федерации против Украины подтверждено не только бесспорными фактами, которые озвучены в публичном пространстве (вхождение российских войск и запуск ракет в Украину с территории Беларуси), но правовым выводом главного совещательного, директивного и представительного органа Организации Объединённых Наций – Генеральной ассамблеи, которая 02.03.2021 приняла Резолюцию №ES-11/1 “Aggression against Ukraine”. Пункт 10 упомянутой резолюции посвящен Беларуси, в нем указывается, что

Генеральная ассамблея выражает сожаление по поводу причастности Беларуси к этому незаконному применению силы против Украине и призывает ее соблюдать свои международные обязательства.

Данную резолюцию поддержала 141 страна, 35 государств воздержались и пять делегаций – России, Беларуси, КНДР, Сирии и Эритреи – проголосовали против. Таким образом, у 141 государства мира нет никаких сомнений в том, что Республика Беларусь является соучастником в данном военном конфликте (по крайней мере путем предоставления государству-агрессору своей территории для перемещения войск, размещения артиллерии и военно-воздушных сил).
Говоря о том, является ли данное высказывание достойным, безусловно, можно столкнуться различными оценками термина “достоинство”, однако, в контексте роли адвоката, как правозащитника и общественного деятеля, отстаивание идеи мира между сопредельными государствами и неучастия в военной агрессии против сопредельного государства безусловно являются образцом достойного поведения. Более того, адвокаты, как представители профессии, ответственной за соблюдение и защиту прав человека, должны открыто указывать на угрозы для этих прав, тем более столь масштабные.
Также стоит отметить, что Совет ТКА допустил очевидно не соответствующий действительности манипулятивный вывод о том, что адвоката не уполномочивали выступать от имени адвокатов Республики Беларусь. Учитывая, что адвокатом высказывалось свое личное мнение, а вовсе не мнение всех адвокатов Республики Беларусь, абсолютно неуместным является позиционирование этого факта, как некого нарушения.
Выводы
Комплексный анализ вышеуказанного постановления Совета ТКА демонстрирует, что имеется целый ряд нарушений международных стандартов дисциплинарной ответственности адвоката, распространяющихся в том числе на Республику Беларусь, среди которых особо выделяются следующие:
  • Привлечение к дисциплинарной ответственности произведено на основании Правил профессиональной этики адвоката, принятых с нарушением общепризнанной международной процедуры (без участия в ней самих адвокатов);
  • Привлечение к дисциплинарной ответственности произведено органом адвокатского самоуправления, который не является дисциплинарным и который избирается в соответствии процедурой, которая с очевидность влечет его предвзятость, пристрастность и зависимость от Министерства юстиции;
  • Привлечение к дисциплинарной ответственности осуществлено за публичное высказывание адвоката, которое по своему содержанию было сдержанным, честным и достойным, что исключает наличие в нем каких-либо признаков нарушения профессиональной этики адвоката.
  • Наказание за выражение мнения не основано на оценке правомерности ограничения этого права.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda