Обзор изменений Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Республики Беларусь
Законом Республики Беларусь от 06.01.2021 № 85-З внесены изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Попробуем разобраться в них подробнее.

Спойлер: изменения Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов нельзя считать какими-то революционными, кроме изменений порядка проведения доследственных проверок. Если хочется начать с самого главного – переходите сразу сюда.
Изменения Уголовного кодекса

Изменения Общей части Уголовного кодекса
В Общую часть Уголовного кодекса (далее – УК), определяющую общие правила привлечения к ответственности и назначения наказаний, внесен ряд корректировок:
  • изменен перечень деяний, влекущих уголовную ответственность только по требованию потерпевшего (ч. 1 ст. 33 УК). Из него исключено оскорбление (ст. 189 УК – в целом состав исключен из УК), добавлены уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 242 УК), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ч. 1 ст. 246 УК), нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ч. 1 ст. 321 УК);
  • значительным изменениям подверглась ст. 88-1 УК, касающаяся освобождения от уголовной ответственности в связи с добровольным возмещением причиненного ущерба (вреда), уплатой дохода, полученного преступным путем. Как и ранее, освобождение от уголовной ответственности по данному основанию возможно лишь в случае, если ущерб причинен государству (государственной собственности, юридическим лицам с долей собственности государства) либо имеется существенный вред государственным или общественным интересам. Но при этом значительно конкретизированы условия такого освобождения, ранее определявшиеся гораздо более индивидуально. Так, размер уголовно-правовой компенсации, внесение которой является обязательным условием освобождения от ответственности, теперь будет четко определен (для преступлений против порядка осуществления экономической деятельности – 100 % суммы причиненного преступлением ущерба; для иных категорий преступлений – 200 % суммы причиненного преступлением ущерба). Также прямо указывается, что ст. 88-1 УК не может быть применена при наличии у лица судимости за совершение преступления, повлекшего ущерб государству, юридическим лицам с долей собственности государства либо повлекшего существенный вред государственным или общественным интересам, а также в случае ранее имевшегося освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений данной категории;
  • подкорректированы ст. 90, 91 УК в части возможности применения условно-досрочного освобождения от отбытия наказания и замены неотбытой части наказания более мягким. Так, со вступлением изменений в силу условно-досрочное освобождение и замена неотбытой части наказания более мягким будут неприменимы лишь в отношении должностных лиц, занимающих государственные должности (ранее такой запрет распространялся на любого осужденного за совершение коррупционного преступления). Кроме того, изменен сам перечень коррупционных преступлений применительно к данным статьям, из него исключены ч. 1 ст. 431 (неквалифицированная дача взятки) и ч. 1 ст. 432 (неквалифицированное посредничество во взяточничестве). Также приведен конкретный перечень лиц, относящихся к должностным лицам, занимающим государственные должности, применительно к ст. 90, 91 УК;
  • уменьшен размер залога, устанавливаемого при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности с передачей его под наблюдение родителей или лиц, их заменяющих. Со вступлением изменений в силу размер залога будет составлять от 10 до 20 базовых величин при совершении несовершеннолетним преступления, не представляющего большой общественной опасности, и от 20 до 50 базовых величин при совершении менее тяжкого преступления (ранее залог устанавливался в размере от 10 до 50 базовых величин и от 50 до 100 базовых величин соответственно).

Декриминализация преступлений
Часть составов преступлений была полностью декриминализирована, то есть деяния перестали быть уголовно наказуемыми.
Так, перестали быть преступлениями следующие деяния:

  • оскорбление (ст. 189 УК);
  • незаконное распоряжение денежными средствами, находящимися на банковских счетах субъекта хозяйствования (ст. 234-1 УК);
  • обман потребителей (ст. 257 УК);
  • нарушение правил радиационного контроля (ст. 326 УК);
  • незаконное пользование эмблемой Красного Креста, Красного Полумесяца, Красного Кристалла (ст. 385 УК);
  • самовольное занятие земельного участка (ст. 386 УК);
  • передача предметов или веществ лицу, содержащемуся в следственном изоляторе, исправительном учреждении, исполняющем наказание в виде лишения свободы, или арестном доме, либо получение от него предметов и веществ (ст. 412 УК).

Оценивая декриминализацию вышеуказанных составов преступлений, стоит отметить, что большая часть из них (ст. 234-1, 257, 326, 385, 386, 412 УК) встречались в правоприменительной практике достаточно редко и их степень общественной опасности действительно всегда находилась на стыке уголовного и административного регулирования. Об этом, в частности, говорит и то, что практически по всем этим составам преступлений и ранее предусматривалась административная преюдиция (ст. 234-1, 257, 326, 385, 386, 412 УК).
Особняком в списке декриминализированных составов преступлений стоит оскорбление (ст. 189 УК). Разговоры о том, что данное деяние не должно являться преступлением, велись давно. Сравнительно недавно содержание статьи менялось: ранее ч. 1 ст. 189 УК предполагала уголовную ответственность с административной преюдицией, а ч. 2 ст. 189 УК – уголовную ответственность за оскорбление перед неограниченным количеством граждан (в сети Интернет, в СМИ, при публичных выступлениях). Потом законодатель исключил ч. 1 ст. 189 УК и уголовно наказуемой осталась только ч. 2 ст. 189 УК, то есть общественная опасность публичных оскорблений признавалась все еще достаточно высокой. В целом декриминализацию данного состава стоит оценивать позитивно, однако бросается в глаза, что оскорблений со специальным объектом (Президент Республики Беларусь, представитель власти) изменения никак не коснулись.

Изменения отдельных статей Особенной части УК
Часть составов преступлений либо была частично декриминализирована, либо была существенно изменена диспозиция состава.
Коснулось это следующих составов преступлений:
  • ст. 166, 167 УК («Изнасилование» и «Насильственные действия сексуального характера»). В примечании к данным статьям указано, что в случае совершения данных преступлений в отношении малолетних в возрасте до 12 лет они признаются находящимися в беспомощном состоянии, так как в силу возраста не могут понимать характер и значение совершаемых с ними действий. Ранее для доказывания беспомощности требовалась психолого-психиатрическая экспертиза, в настоящий момент это презюмируется;
  • ст. 225 УК («Невозвращение из-за границы валюты»). Теперь речь в статье идет не только о невозвращении валюты из-за границы индивидуальным предпринимателем или руководителем юридического лица в случаях, когда он обязан это сделать, а в принципе о возврате денежных средств из-за границы;
  • ст. 304 УК («Нарушение правил пожарной безопасности»). Статья значительно видоизменена, ответственность теперь наступает лишь в случае уничтожения или повреждения чужого имущества;
  • ст. 306 УК («Нарушение правил охраны труда»). Расширен субъект преступления включением в его круг индивидуального предпринимателя;
  • ст. 369-2 УК («Получение иностранной безвозмездной помощи в нарушение законодательства Республики Беларусь»). Изменена диспозиция статьи, теперь получение, хранение и перемещение иностранной безвозмездной помощи декриминализированы, однако ответственность наступает за использование иностранной безвозмездной помощи в нарушение законодательства Республики Беларусь.


Незначительные или редакционные правки
- ч. 1 ст. 201 УК («Нарушение авторского права, смежных прав и права промышленной собственности»). Теперь присвоение и принуждение к авторству перестали образовывать состав преступления;
- ч. 1 ст. 222 УК («Изготовление либо сбыт поддельных платежных средств»). Помимо традиционных физических средств оплаты (банковские платежные карточки, чековые книжки и т.д.) теперь в УК отдельно прописаны реквизиты банковских платежных карточек, идентификационные данные, необходимые для совершения платежа;
- ст. 226 УК («Незаконный выпуск (эмиссия) ценных бумаг»). Теперь ответственность наступает только в случае наступления последствий в виде ущерба в особо крупном размере;
- ч. 1 ст. 238 УК («Ложная экономическая несостоятельность (банкротство)»). Теперь ответственность наступает лишь при наступлении последствий в виде ущерба в крупном размере;
- ст. 271 УК («Нарушение правил охраны недр»). Теперь признается преступлением лишь нарушение правил охраны недр, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере. Ранее была предусмотрена ответственность при наличии административной преюдиции;
- ст. 278 УК («Нарушение правил безопасности при обращении с генно-инженерными организмами, экологически опасными веществами и отходами»). Из числа опасных веществ и отходов убрали радиоактивные и бактериологические, вместо них указываются только биологические;
- ст. 282 УК («Незаконная охота»). Конкретизируется диспозиция статьи, указывается, что уголовно наказуемой в том числе признается охота, осуществленная в запрещенные сроки;
- ст. 343 УК («Изготовление и распространение порнографических материалов или предметов порнографического характера»). Теперь ответственность за хранение с целью распространения, распространение, рекламирование порнографических материалов наступает лишь при наличии административной преюдиции. При этом изготовление порнографических материалов влечет уголовную ответственность без административной преюдиции;
- ст. 358-1 УК («Агентурная деятельность»). Изменена диспозиция статьи, под агентурной деятельностью будет пониматься любое сотрудничество иностранного гражданина или лица без гражданства с иностранными разведывательными органами, если такое сотрудничество сопряжено с совершением действий против национальной безопасности Республики Беларусь (ранее под агентурной деятельностью понималось только такое сотрудничество на конфиденциальной основе);
- ст. 407 УК («Разглашение данных дознания, предварительного следствия или закрытого судебного заседания»). Исключена ч. 2 ст. 407 УК, предусматривавшая повышенную ответственность для лиц, имеющих доступ к материалам уголовного дела по службе;
- ч. 1 ст. 453 УК («Нарушение правил несения пограничной службы»). Теперь ответственность будет наступать только за нарушения, повлекшие реальные последствия (ранее ответственность наступала также за создание реальной угрозы их наступления).

В целом вышеуказанные изменения 17 статей Особенной части УК выглядят достаточно разрозненными, и вряд ли, даже в совокупности с вышеупомянутыми декриминализированными статьями УК, их можно оценить как единые и комплексные. Вместе с тем обращают на себя внимание изменения, касающиеся использования иностранной безвозмездной помощи в нарушение законодательства Республики Беларусь (ст. 369-2 УК). Использованная измененная конструкция диспозиции данной статьи фактически изменяет субъекта преступления, так как со вступлением изменений в силу к ответственности может быть также привлечено лицо, которое напрямую не имеет отношения к получению иностранной безвозмездной помощи, но использует ее в тех или иных целях. Можно предположить, что наиболее сложным и важным элементом предмета доказывания по данному составу преступления будет факт осведомленности лица о том, что полученные им денежные средства относятся к иностранной безвозмездной помощи.

Ужесточение наказаний по отдельным составам преступлений
Изменения коснулись следующих составов преступлений:
  • совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 317 (нарушение ПДД, совершенное в состоянии алкогольного опьянения либо состоянии, вызванном употреблением наркотических средств, психотропных веществ, и повлекшее причинение тяжкого телесного повреждения, причинение смерти по неосторожности, причинение смерти по неосторожности двум и более лицам) и ст. 317-1 (само по себе управление транспортным средством в состоянии опьянения либо одурманивания), будет влечь назначение наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью на срок от 1 года до 8 лет, то есть сверх максимального срока в 5 лет, предусмотренного ст. 51 УК;
  • изменены в сторону ужесточения санкции за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 316 и ч. 4 ст. 317 УК. Со вступлением изменений в законную силу наказание в виде лишения свободы по данным составам преступлений будет составлять от 3 до 8 лет (ранее – до 7 лет, без минимального срока);
  • изменена санкция ч. 2 ст. 339-1 УК («Жестокое обращение с животным, совершенное повторно или группой лиц»). Ранее данное деяние наказывалось арестом, либо ограничением свободы на срок до 1 года, либо лишением свободы на срок до 1 года. Со вступлением изменений в законную силу верхний предел наказаний в виде ограничения свободы и лишения свободы по данной статье будет увеличен до 3 лет, что ко всему прочему переведет данный состав преступления из категории не представляющих большую общественную опасность в категорию менее тяжких преступлений;
  • изменены санкции ст. 430-433 УК («Получение взятки», «Дача взятки», «Посредничество во взяточничестве», «Принятие незаконного вознаграждения» соответственно). Во все части, кроме ч. 1 и 2 ст. 432 УК, добавлена возможность помимо основного наказания назначить дополнительное в виде штрафа.
Изменения Уголовно-процессуального кодекса
Если изменения УК сложно отнести к революционным, то часть изменений Уголовно-процессуального кодекса (далее – УПК) существенно переопределяют правила уголовного процесса.
Часть изменений касается довольно редко встречающихся элементов уголовного процесса, изменение которых вряд ли будет существенно влиять на уголовный процесс. Внесены также точечные изменения, которые фиксируют уже и так существующую практику.

Несущественные изменения УПК
- в различных статьях, касающихся осмотра как следственного действия (ст. 173, 203, 204, 210 УПК), указывается, что в том числе может производиться осмотр компьютерной информации. На практике осмотр компьютерной информации и так ранее производился, но его объектом был непосредственный носитель информации. При этом разрешается осуществлять копирование информации с носителя информации без его изъятия (аналогичным образом можно поступать и в ходе обыска и выемки);
- жалобы на постановление прокурора о прекращении производства по вновь открывшимся обстоятельствам могут быть поданы не только вышестоящему прокурору, но и в суд (ст. 139, 421 УПК). В целом расширение возможности судебного обжалования решений в уголовном процессе можно рассматривать исключительно как нечто позитивное;
- в ст. 26 УПК внесены изменения в отношении дел частного обвинения в части соответствия изменениям в УК, касающимся привлечения к ответственности по требованию потерпевшего (ч. 1 ст. 33 УК);
- в перечень имущества, на которое может быть наложен арест, добавлена криптовалюта. Также предусмотрена возможность частичного снятия ареста с имущества, если это необходимо для внесения залога как меры пресечения (ст. 132 УПК);
- судья в случае удовлетворения жалобы на меру пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста будет вправе выбрать другую меру пресечения, тогда как ранее он был обязан ее выбрать (ст. 144 УПК);
- ознакомление с материалом проверки по отказу в возбуждении уголовного дела по факту безвестного исчезновения человека может происходить в течение 2 лет с момента принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Ранее срок ознакомления по данной категории материалов проверок в принципе не устанавливался (ст. 178-1 УПК);
- изменение формулировки в ч. 2 ст. 103 УПК. Ранее указывалось, что требование о предоставлении информации и документов, содержащих охраняемую законом тайну или государственные секреты, в обязательном порядке санкционируется прокурором. В измененной редакции уже указано, что требование о предоставлении информации и документов, содержащих охраняемую законом тайну, в предусмотренных законодательными актами случаях санкционируется прокурором. Таким образом, при отсутствии прямого указания в нормативных актах, регулирующих охраняемую законом тайну, указания на обязательность санкции прокурора, информацию и документы смогут получать и без санкции;
- в ст. 142 УПК внесли существенное изменение, согласно которому срок рассмотрения жалобы на досудебной стадии, равный 10 суткам, начинает течь не с момента подачи жалобы, а с момента получения истребованного по жалобе материала проверки или уголовного дела. Такое изменение может существенно замедлить рассмотрение данных жалоб;
- в п. 3 ч. 1 ст. 246 УПК сделано отдельное уточнение, что приостановление производства по уголовному делу в связи с невозможностью лица явиться происходит только в случае, если лицо находится за пределами Республики Беларусь. Стоит отметить, что на практике данное основание для приостановления и без дополнительных уточнений трактовалось именно так;
- в ст. 261 УПК уточнен порядок передачи дела прокурору для направления в суд, в случае если в деле имеется ходатайство обвиняемого об освобождении от уголовной ответственности на основании ст. 88-1 УК;
- ст. 345 УПК дополнена предложением о том, что при заявлении сторонами ходатайства о предоставлении времени для подготовки к прениям в судебном заседании судом может быть объявлен перерыв, срок которого определяется с учетом сложности и объема уголовного дела, что выглядит весьма логично;
- ст. 403-1 УПК вводит подробный порядок рассмотрения судом вопросов о наложении денежного взыскания на поручителей осужденного лица;
- изменена ч. 1 ст. 454 УПК, касающаяся ускоренного производства, расширяющая возможности следствия при расследовании дела в порядке ускоренного производства (в частности, разрешается отобрание образцов, проведение освидетельствования, назначение экспертизы, принятие решений о признании предметов вещественными доказательствами).

Остальные изменения УПК можно условно разбить на несколько групп.
Первая группа касается точечного усиления полномочий прокурора в уголовном процессе на досудебной стадии. Так, приняты следующие изменения:
  • в п. 41-1 ст. 6 УПК внесено изменение, согласно которому обязательное к рассмотрению письменное требование прокурор может приносить начальнику следственного подразделения и начальнику органа дознания и на стадии доследственной проверки в рамках материала по заявлению или сообщению о совершенном преступлении;
  • ст. 172 УПК дополнена ч. 4, в соответствии с которой Генеральный прокурор или лицо, исполняющее его обязанности, могут принять мотивированное решение о передаче заявления или сообщения о совершении преступления для проведения проверки от одного органа уголовного преследования к другому с учетом правил, предусмотренных ч. 2 ст. 174 УПК. В целом это полномочие явно дублирует аналогичное полномочие прокурора по определению подследственности уголовных дел;
  • ст. 178, 247, 252 УПК дополнены однотипными положениями об обязанности направления прокурору в течение месяца после принятия решения (а в случае конкретного запроса – немедленно) материалов проверки, по которым принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, а также уголовных дел, предварительное расследование по которым либо приостановлено, либо прекращено. Несмотря на то, что ранее таких норм в УПК не было, на практике большинство материалов проверок и уголовных дел все равно направлялись в прокуратуру на основании ведомственных актов. Данные изменения фактически лишь закрепляют уже и так действовавший на практике порядок;
  • изменился порядок продления сроков следствия, предусмотренный ст. 190 УПК. Так, если ранее следствие могло продлеваться на неограниченный срок как руководством СК и КГБ, так и Генеральной прокуратурой, то теперь председатели СК, КГБ и их заместители могут продлить срок следствия лишь до 12 месяцев, последующее продление осуществляется Генеральным прокурором и его заместителями.

Следующая группа изменений устанавливает крайне необычное и очень неоднозначное правило: специальная конфискация подлежит применению даже в случае прекращения производства по уголовному делу по нереабилитирующим основаниям (пп. 3, 4, 7 ч. 1 ст. 29 УПК, ч. 1 ст. 30 УПК). Изменения предусматривают соответствующее полномочие суда по рассмотрению данной категории дел (ст. 33 УПК), а также обязывают орган, ведущий уголовный процесс, отдельно отразить вопрос применения специальной конфискации в постановлении о прекращении уголовного дела (ст. 251 УПК). Данные изменения выглядят крайне спорно и заставляют совершенно по-новому отнестись к основаниям прекращения производства по уголовным делам, в частности к понятию сроков давности привлечения к уголовной ответственности и их значению.

Следующая группа изменений предусматривает введение новой меры пресечения – «запрет определенных действий», а также некоторые изменения в нормы, касающиеся других мер пресечения.
Так, сама по себе мера пресечения в виде запрета определенных действий (ст. 123-1 УПК) сильно схожа с мерой пресечения в виде домашнего ареста. Они обе применяются на основании санкции прокурора, обе предполагают выполнение ряда установленных правил и отказ от осуществления ряда действий. При этом запрет определенных действий не предполагает обязательного нахождения по месту жительства без права покидать его, в чем и выражается основное отличие этих двух мер пресечения.
Помимо введения новой меры пресечения были внесены значительные изменения в уже существующие:
  • значительно уменьшен размер суммы взыскания в случае нарушения несовершеннолетним условий меры пресечения в виде отдачи несовершеннолетнего под присмотр (ст. 123 УПК). Со вступлением изменений в силу он будет составлять 50–100 базовых величин (ранее был равен 100–500 базовых величин);
  •  в ст. 124 УПК существенно изменились размеры залога по уголовным делам. Так, если ранее размер залога вне зависимости от категории дела составлял не менее 100 базовых величин, то со вступлением в законную силу изменений он не может быть менее размера установленного ущерба на момент применения. При этом в зависимости от категории преступления устанавливаются его конкретные минимальные размеры: не представляющее большой общественной опасности – не менее 50 базовых величин, менее тяжкое – не менее 100 базовых величин, тяжкое – не менее 250 базовых величин, особо тяжкое – не менее 500 базовых величин. Для несовершеннолетних размер залога должен составлять не менее 10 базовых величин. Также размер залога может быть снижен наполовину для лиц, достигших общеустановленного пенсионного возраста либо получающих государственную адресную социальную помощь;
  • в ст. 125 УПК изменены нормы, касающиеся применения меры пресечения в виде домашнего ареста. Порядок применения тесно переплетен с запретом определенных действий, однако в целом нормы о домашнем аресте практически не изменились;
  • ч. 1 ст. 126 УПК дополнена нормой о том, что мера пресечения в виде заключения под стражу применяется лишь при условии, что цели уголовного преследования не могут быть достигнуты применением более мягкой меры пресечения. На практике это ничего не изменит, но добавит в каждое постановление о применении меры пресечения в виде заключения под стражу фразу «цели уголовного преследования не могут быть достигнуты применением более мягкой меры пресечения».

Следующая группа изменений касается порядка и условий проведения допросов с использованием аудио-, видеозаписи, предусмотренных ст. 219, 221, 333 УПК. Стоит отметить, что популяризация использования средств видеофиксации при проведении следственных действий велась давно и продолжает вестись. Вместе с тем до настоящего времени применение видеозаписи остается в общей массе следственных действий достаточно редким явлением. В целом можно отметить, что более детальное описание процедуры использования аудио-, видеозаписи едва ли будет способствовать более частому их применению, так как в ст. 219 УПК не были разрешены две основные проблемы, делающие применение аудио-, видеозаписи достаточно редким: во-первых, после проведения такого допроса все равно необходимо дословно фиксировать показания лица в письменном виде, что отнимает достаточно много времени; во-вторых, после проведения такого допроса допрашивавшему необходимо, как правило, еще раз встречаться с допрошенным, чтобы подписать составленный протокол. Вместе с тем по не вполне понятным причинам изменения, внесенные в ст. 221 УПК, делают обязательным применение аудио-, видеозаписи при допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, за исключением случаев несогласия с этим самого несовершеннолетнего или его законных представителей, а также в случаях, не терпящих отлагательства, случаях отсутствия технической возможности применения звуко-, видеозаписи.
Более того, согласно изменениям в ч. 1 ст. 333 УПК оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, данных при досудебном производстве, а также воспроизведение звукозаписи их показаний, видеозаписи или киносъемки допроса допускаются по усмотрению суда или по ходатайству сторон в том числе в случае, когда потерпевший или свидетель не достигли 14 лет и в материалах уголовного дела имеется звуко- и видеозапись их показаний. Данная норма кажется достаточно спорной, так как все остальные случаи, когда допустимо воспроизведение без непосредственного допроса в заседании, предполагают такое воспроизведение ввиду невозможности присутствия участника процесса в судебном заседании по объективным причинам. Отнести возраст участника процесса к объективным причинам достаточно сложно.
И наконец, финальный блок изменений, которые, в отличие от всех прочих, вступают в законную силу сразу после официального опубликования Закона Республики Беларусь от 06.01.2021 № 85-З.
Изменения в данном случае очень значительны и касаются проведения проверки по заявлению или сообщению о преступлении (доследственной проверки), а именно меняют порядок приостановления проверки.
Максимальный непрерывный срок доследственной проверки – 3 месяца. Ранее также ст. 173-3 УПК предусматривала право приостанавливать проведение проверки на срок до 3 месяцев. Оснований для такого приостановления в ч. 1 ст. 173-3 УПК было только два: 1) неполучение ответа на международный запрос; 2) неполучение результатов экспертизы либо проверки финансово-хозяйственной деятельности.
Таким образом, максимальный срок проверки (3 месяца активной проверки и 3 месяца в приостановленном виде) составлял 6 месяцев.
Основание, предусмотренное п. 2 ч. 1 ст. 173-3 УПК, было изменено. Теперь приостановить проверку можно в связи с невозможностью производства действий, указанных в ч. 2 ст. 173 УПК. А там обширный перечень:
  • получение объяснений;
  • получение образцов для сравнительного исследования;
  • истребование дополнительных документов;
  • назначение проверки финансово-хозяйственной деятельности в случаях, предусмотренных законодательными актами;
  • произведение осмотра места происшествия, трупа, местности, предметов, документов;
  • произведение освидетельствования;
  • производство экспертизы;
  • осуществление задержания и личного обыска при задержании;
  • извлечение трупа из места захоронения (эксгумация).
После вступления изменений в силу при невозможности совершения любых из перечисленных действий проверка может быть приостановлена.
Кроме того, изменилось изложение ч. 2 ст. 173-3 УПК. Теперь проведение проверки по заявлению или сообщению о преступлении может быть приостановлено на срок свыше 3 месяцев по материалам, находящимся в производстве следователя, – начальником вышестоящего следственного подразделения, Председателем Следственного комитета или их заместителями, находящимся в производстве органа дознания или прокурора, – прокурором вышестоящего органа прокуратуры, Генеральным прокурором или их заместителями.
Таким образом, доследственные проверки могут фактически находиться неограниченное время в статусе приостановленных. Помимо этого, были внесены изменения в ч. 2 ст. 35 УПК, регулирующую права начальника следственного подразделения. В эту статью было добавлено 5 новых полномочий. Так, начальник следственного подразделения в том числе может:

  • приостанавливать проведение проверки по заявлению или сообщению о преступлении в случаях, предусмотренных УПК (п.12-1 ч. 2 ст. 35 УПК);
  • отменять незаконные и необоснованные постановления следователя и нижестоящего начальника следственного подразделения об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении проверки и возбуждать уголовное дело (п. 15-1 ч. 2 ст. 35 УПК);
  • отменять незаконные и необоснованные постановления следователя и нижестоящего начальника следственного подразделения о возбуждении уголовного дела и отказывать в возбуждении уголовного дела (п. 15-2 ч. 2 ст. 35 УПК);
  • отменять незаконные и необоснованные постановления следователя и нижестоящего начальника следственного подразделения о возбуждении уголовного дела и направлять этому же или другому следователю (нижестоящему начальнику следственного подразделения) материалы проверки для проведения дополнительной проверки по заявлению или сообщению о преступлении (п. 15-3 ч. 2 ст. 35 УПК);
  • отменять незаконные и необоснованные постановления следователя и нижестоящего начальника следственного подразделения о возбуждении уголовного дела и прекращать производство по уголовному делу, если по нему уже произведены следственные действия (п. 15-4 ч. 2 ст. 35 УПК).

Стоит отметить, что такие полномочия де-факто и без этих изменений имелись у начальника следственного подразделения (право отменять незаконные и необоснованные постановления следователя, право возбуждать уголовные дела, право самостоятельно проводить проверку по заявлению или сообщению о преступлении и принимать решения о приостановлении или об отказе в возбуждении уголовного дела). Вместе с тем по каким-то причинам законодатель посчитал нужным конкретно прописать данные полномочия.
Совершенно очевидно, что изменения в УПК, предусмотренные Законом от 06.01.2021 № 85-З, среди прочего значительно усиливают как прокурорский надзор, так и ведомственный контроль за лицами, проводящими доследственную проверку. Уже вступившие в силу изменения прямо указывают, что начальники следственных подразделений и прокуроры имеют все полномочия для принятия наиболее важных решений по любому материалу проверки, а также для оперативной отмены любого решения следователя (и нижестоящего начальника подразделения) с принятием самостоятельного решения. Это уменьшает и без того незначительный объем полномочий и процессуальной самостоятельности следователей.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda