Предложения и мнения по предлагаемым изменениям законодательства об адвокатуре (март 2021 года)
На прошлой неделе Республиканская коллегия адвокатов сообщила о поступлении в ее адрес проекта закона, изменяющего ключевой закон об адвокатской деятельности в Республике Беларусь. При этом адвокатскому сообществу было предложено в весьма оперативном режиме (менее суток) направить свои замечания по поводу этого проекта. В свою очередь, мы предложили направлять свои замечания и в наш адрес для систематизации и публикации. Нам поступило более десятка писем с замечаниями. Мы систематизировали их и публикуем приводимую аргументацию. Следует отметить, что некоторые замечания публикуются анонимно по просьбе авторов.
Рекомендуем ознакомиться с полным текстом писем с замечаниями:
Адвоката Натальи Мацкевич
Адвоката Сергея Зикрацкого
Адвоката Дмитрия Лаевского
Адвоката Светланы Бабинцевой
Замечания, касающиеся процедуры разработки и согласования проекта закона
Часть замечаний касалась процедуры разработки и согласования проекта закона. В этой части четыре ключевых замечания, говорящих о том, что проект закона не может быть принят:
  • предоставленный срок для изучения и направления замечаний по проекту закона, значительно меняющего условия функционирования адвокатуры и адвокатов, был крайне мал – одни сутки.
Данный срок не позволял организовать ни профессиональное обсуждение, ни обмен мнениями, ни формирование консолидированной позиции. Предполагается, что такой короткий срок для рассмотрения проекта и подготовки замечаний делает из этой процедуры просто формальность для отчета, а не для действительно содержательного обсуждения;

  • отсутствие публичного обсуждения проекта закона, как это предусмотрено законодательством (правовое обоснование – постановление Совета Министров Республики Беларусь от 28.01.2019 № 56 «О публичном обсуждении проектов нормативных правовых актов»).
Представляется, что проект нормативного правового акта такого значения и содержания требует намного большего времени для качественной проработки и формирования согласованной позиции. Согласно п. 2 Положения, утвержденного вышеуказанным постановлением, объектами публичного обсуждения, как правило, являются проекты законодательных актов, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан и юридических лиц и устанавливающие новые либо принципиально изменяющие существующие подходы к правовому регулированию определенной сферы общественных отношений. Рассматриваемый проект попадает под эти критерии, соответственно, должен подлежать публичному обсуждению. Также предложенный формат обсуждения проекта совершенно исключил из сферы обсуждения потребителей юридических услуг и адвокатской помощи – граждан и бизнес. Проект даже не был опубликован. Кроме того, в проекте очень много неточностей, которые были бы устранены в процессе общественного обсуждения и его доработки;

  • отсутствие какого-либо обоснования предлагаемых изменений законодательства об адвокатуре.
Прилагаемое к проекту обоснование не содержит никакой информации и аргументации о необходимости принятия данных изменений, равно как и не содержит аргументации, чем вызваны данные изменения и каких результатов планируется ими добиться. Предлагаемые ключевые изменения в обосновании просто процитированы без какого-либо обоснования. Обоснование проекта не содержит сведений, каким образом изменения улучшат текущее положение клиентов, адвокатов, бизнеса;

  • проект не решает ни одной проблемы из реально существующих и неоднократно обсуждавшихся в адвокатской среде.
Проект и его обоснование игнорируют существующие и неоднократно обсуждавшиеся проблемы, такие как:
заключение договоров с иностранными клиентами в двух экземплярах, подписанных с двух сторон, не соответствует современным реалиям и обычаям делового оборота;
необходимо обеспечивать независимость адвокатуры в соответствии с общепризнанными принципами;
необходимо приведение механизмов дисциплинарной ответственности адвокатов в соответствие с общепризнанными принципами.
Отсутствие изменений, решающих реальные проблемы адвокатов, в совокупности с отсутствием обоснования принятия этих изменений (см. предыдущий пункт) говорит о том, что, скорее всего, причины разработки такого проекта не лежат в правовой области. Законодательство об адвокатуре и адвокатской деятельности нуждается в совершенствовании, но не в сторону умаления независимости адвокатуры и адвокатов, а в сторону обеспечения соответствия этого законодательства международным стандартам.

Правозащитниками были подготовлены предложения по изменению в законодательство об адвокатуре, которые помогут повысить статус адвокатуры, создать надлежащие условия работы и реализовать принцип независимости адвокатуры.
Общие замечания об угрозе независимости адвокатуры

Часть замечаний касалась общей направленности проекта на ухудшение условий работы адвокатов и увеличение зависимости адвокатуры и адвокатов от государственных органов. При этом независимость адвокатуры рассматривается в развитых правопорядках как ключевое условие существования правового государства и правовой системы в стране.

Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный Республикой Беларусь 12.11.1973, устанавливает право на справедливое судебное разбирательство (статья 14), неотъемлемым элементом которого является право на защиту (подпункт «d» пункта 3 статьи 14).

Комитет по правам человека, который создан в соответствии с Пактом (часть IV) как орган мониторинга и контроля за выполнением этого международного договора, осуществляя толкование Пакта на основе практики его применения в Замечании общего порядка № 32 «Статья 14: Равенство перед судами и трибуналами и право каждого на справедливое судебное разбирательство» (2007), разъясняет, что это право включает в себя гарантии того, что «адвокаты должны иметь возможность консультировать и представлять лиц, обвиняемых в уголовном преступлении, в соответствии с общепризнанными принципами профессиональной этики без каких бы то ни было ограничений, воздействия, давления или неправомерного вмешательства с какой бы то ни было стороны».

Указанное положение расширяется и интерпретируется в Основных принципах, касающихся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, г. Гавана, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), которые представляют собой международную нормативную базу, содержащую стандарты адвокатуры и адвокатской деятельности. Основные принципы признаются в качестве источника права в Республике Беларусь, что подтверждается тем, что Конституционный Суд ссылается на них в своих решениях (например, Решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 26.09.2018 № Р-1144/2018 «О законодательном регулировании обеспечения адвокатской тайны в уголовном процессе»).

Стандарты адвокатуры и адвокатской деятельности также содержатся в обобщенном и актуализированном виде в тематическом докладе Специального докладчика Совета по правам человека ООН по вопросу независимости судей и адвокатов «Независимость судей и адвокатов» (2016).

Комитет по правам человека в Заключительных замечаниях по пятому периодическому докладу, представленному Республикой Беларусь (2018), рекомендовал государству с учетом положений Пакта и Основных принципов, касающихся роли юристов, пересмотреть свои нормативные документы, регулирующие лицензирование и мониторинг работы адвокатов, и соответствующую практику, с тем чтобы обеспечить полную независимость адвокатов и адвокатских коллегий и их эффективную защиту от любого неоправданного вмешательства в их работу или преследований в связи с их профессиональной деятельностью (пункт 42).
Предлагаемые же изменения подрывают принцип независимости адвокатуры и противоречат положениям Основных принципов, касающихся роли юристов. В Основных принципах, касающихся роли юристов, указано: «для обеспечения надлежащей защиты прав и основных свобод человека, пользоваться которыми должны все люди, независимо от того, являются ли эти права экономическими, социальными и культурными или гражданскими и политическими, необходимо, чтобы все люди действительно имели доступ к юридическим услугам, предоставляемым независимыми профессиональными юристами».

Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» устанавливает принцип независимости адвокатов при осуществлении своей профессиональной деятельности (статья 4).
Принцип независимости адвокатов и адвокатуры заложен в статье 62 Конституции Республики Беларусь, гарантирующей право каждого на юридическую помощь адвоката. Этой гарантии корреспондирует обязанность государства создать как в законодательстве, так и на практике условия для того, чтобы это право было эффективным, что возможно только тогда, когда адвокат независим от действий и решений органов государственного управления.

  • Предложенные изменения усиливают зависимость претендентов и адвокатов от действий и решений государственного органа – Министерства юстиции в вопросах доступа к профессии и осуществления адвокатской деятельности. Поэтому проект закона не может быть принят в таком виде как не соответствующий международным стандартам адвокатуры и адвокатской деятельности, прежде всего стандарту независимости адвокатов и адвокатуры, – принципам, которые формировались в течение длительного времени как средство обеспечения эффективного права на оказание юридической помощи и права на защиту. В результате данные изменения повлекут ухудшение правовой защищенности граждан в Республике Беларусь и умаление их права на защиту и юридическую помощь адвокатов.
Облегченный прием в адвокатуру сотрудников правоохранительных органов и судов
Напомним, что в соответствии с проектом сотрудники правоохранительных органов и судов получают право на упрощенный механизм стать адвокатом: без письменного тестирования, с сокращенной стажировкой и без требований о стаже работы.
Данное изменение не должно быть принято по следующим причинам:
  • исключение тестового задания и сокращение срока стажировки негативно скажется на общем уровне профессионализма и подготовки претендентов.
Тест сейчас при всем его несовершенстве является единственным объективным критерием допуска претендента (результаты устного экзамена всегда носят субъективный характер).
Все сотрудники вышеперечисленных органов в ходе осуществления своих профессиональных обязанностей занимаются лишь строго определенным перечнем вопросов. Деятельность адвоката, работающего индивидуально, в АБ или в ЮК, часто гораздо шире, так как адвокат в своей работе вынужден сталкиваться с различными сферами законодательства, которое, очевидно, может крайне редко встречаться в работе ряда таких органов (например, корпоративное и договорное право, брачно-семейное законодательство, трудовое законодательство, а также уголовное и административное). Таким образом, упрощенный порядок приема таких лиц в адвокаты не будет способствовать повышению качества оказания юридической помощи; 
  • реализация такого механизма носит коррупционный характер, поскольку зависит от воли руководителя лица, желающего стать адвокатом. Также это создает необоснованные привилегии;
целями стажировки является в том числе обучение, что такое быть адвокатом. Упрощенный порядок приведет к тому, что адвокатское сообщество может быть размыто специалистами, которые не разделяют принципы и ценности адвокатуры.
Согласование Министерством юстиции кандидатур стажеров
Еще одно изменение, вызвавшее опасение о сокращении независимости адвокатуры, – согласование всех кандидатов на стажировку Министерством юстиции. Аргументы и обоснование, почему это не должно быть принято:
  • «отсев» претендентов может и должен быть прерогативой соответствующих коллегий адвокатов. 
Передача согласования кандидатур стажеров Министерству юстиции (без конкретизации критериев и регулирования для такого согласования) является очевидно коррупциогенным фактором. Только знания и опыт должны являться критериями для отбора претендентов. С учетом имевших место коррупционных проявлений в лицензировании сходной деятельности нельзя допускать принятие без соответствующей экспертизы на коррупциогенность нормативных актов, дающих возможность для появления неоправданных и неограниченных полномочий.
Кроме того, отсутствие критериев приведет к произвольным и необоснованным отказам для «неудобных» претендентов. Адвокат, «обязанный» Минюсту за свое согласование, не является независимым; 

это очевидное нарушение принципа независимости адвокатов.
Аттестация адвокатов
Принципу независимости адвокатов противоречит закрепление полномочий по назначению очередной и внеочередной аттестации адвоката Квалификационной комиссии, создаваемой при Министерстве юстиции, и дополнение корреспондирующей нормой об обязанности адвоката эту аттестацию проходить в порядке, определяемом Министерством юстиции. С учетом превращения аттестации в инструмент давления на адвокатов данное изменение еще больше ухудшит ситуацию с независимостью адвокатов.
Ограничение адвокатов выступать участниками обществ
Аргументами против такого ограничения являются:
  • избыточный характер такого ограничения. 
Это расширительное толкование общего и обоснованного ограничения о недопустимости выполнения иной оплачиваемой деятельности, кроме научной, творческой и преподавательской. Само по себе участие в коммерческой организации не предполагает оплату за такое участие; юридическое лицо (пускай и создаваемое для получения прибыли) осуществляет деятельность самостоятельно. Участники коммерческой организации участвуют в принятии некоторых ключевых решений, но не осуществляют текущего контроля за ее деятельностью (адвокат не может быть директором или управляющим этой организации);
  • неподготовленность такого механизма.
Так, в частности, не урегулирован вопрос получения доли в уставном фонде коммерческой организации, например по наследству или при разделе имущества;



  • отсутствие разумного обоснования такого ограничения.
Ограничение для адвокатов-индивидуалов и адвокатов адвокатских бюро защищать клиентов по административным и уголовным делам
Ожидаемо максимальное количество замечаний поступило по этой норме. Это и неудивительно: данное изменение носит характер непосредственного действия, в отличие от других, только закладывающих фундамент для ограничения независимости адвокатуры. Аргументы о недопустимости принятия закона с таким ограничением следующие:
· полное отсутствие обоснования данного изменения.
В обосновании проекта обоснованию этого изменения уделен один абзац. Так, указано, что это необходимо для обеспечения специализации адвокатов, работающих в бюро и индивидуально. Предполагается, что такое существенное изменение не может быть обосновано ссылкой на само изменение с добавлением обоснования, ставящего еще больше вопросов. Отсутствует обоснование
необходимости такой специализации, отсутствует обоснование того, что именно такой запрет позволит обеспечить достижение заявленных целей, отсутствует экономический расчет и т.д. Например, отсутствует прогнозирование негативных последствий принятия такого проекта для адвокатов, а также для доступности юридической помощи для граждан и бизнеса. В настоящий момент в Беларуси действуют около 2100 адвокатов, при этом функционируют 108 адвокатских бюро, в которых работают около 400 адвокатов; 407 адвокатов осуществляют адвокатскую деятельность индивидуально;
· это повлечет выдавливание из профессии достаточно существенного количества адвокатов, для которых является неприемлемой или некомфортной работа в рамках юридической консультации.
В случае замены выбывших адвокатов представителями правоохранительных органов и лицами без стажа юридической работы в существенном объеме престиж адвокатуры и доверие к адвокатуре могут сильно ухудшиться. Кроме того, это может негативно сказаться на доступности юридической помощи для граждан и юридических лиц;
· это накладывает существенные ограничения на работу адвокатов не по признаку профессионализма, знаний, релевантного опыта, а по искусственному признаку выбора организационной формы работы в адвокатуре. В этой части проект нарушает принципы антимонопольного регулирования, предоставляя необоснованные преференции одним адвокатам перед другими. Ввиду того, что квалификация всех адвокатов Республики Беларусь одинаковым образом проверяется как при сдаче квалификационного экзамена, так и в ходе очередных и внеочередных аттестаций (в том числе в части знания уголовного права, уголовного процесса, административного права и административного процесса), можно с уверенностью заявить, что на данный момент все адвокаты Республики Беларусь обладают достаточными знаниями для осуществления практики в любом из процессов. Исходя из этого, искусственное разделение адвокатов на имеющих право практиковать в той или иной отрасли права по признаку формы осуществления адвокатской деятельности, безусловно, следует считать дискриминационной нормой;
· ложность посылки о достижении целей специализации адвокатов таким способом.
Множество адвокатов-индивидуалов и адвокатских бюро уже специализируются на защите клиентов по уголовным и административным делам. Исходя из сложившейся практики, можно с уверенностью заявить, что в уголовном и административном процессе в равной степени участвуют адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность в каждой из трех организационных форм. Нет никаких оснований полагать, что адвокаты адвокатских бюро и адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность индивидуально, каким-либо образом уступают в квалификации адвокатам юридических консультаций, и наоборот. Более того, ввиду того, что указанные формы осуществления адвокатской деятельности существуют достаточно долгое время, каждый адвокат имеет значительное количество клиентов, желающих получать юридическую помощь от конкретного адвоката, с которым они уже знакомы, в чьих профессиональных качествах уже успели ранее убедиться. По тому же принципу указанные клиенты рекомендуют обратиться к конкретному адвокату своим родным, близким, друзьям, коллегам. Данное изменение существенно вредит складывающимся доверительным отношениям между гражданами, субъектами хозяйствования и адвокатами;
· проект и его обоснование игнорируют реальные механизмы перехода адвокатов-индивидуалов и адвокатских бюро в юридические консультации.
Так, в Минске число адвокатов в юридических консультациях будет увеличено почти в два раза. Ни экономических расчетов, ни организационных обоснований возможности этого не представлено. Сомнительно, что это вообще возможно с учетом вот уже семилетнего существования консультаций с тем количеством адвокатов, что есть сейчас. Как будет организована конфиденциальность встреч с клиентами, конфиденциальность документов и другие условия осуществления адвокатской деятельности при условии увеличения числа адвокатов в каждой консультации в два раза – в проекте и его обосновании опущено. Кроме того, «принудительная» ликвидация без экономических и организационных причин адвокатских бюро может повлечь за собой множество конфликтов по поводу неотработанных и отработанных гонораров, определения судьбы клиентов и т.д.;
· неточность формулировок, что потенциально ведет к конфликтам.
Ввиду общей неконкретной формулировки «по вопросам» эти изменения могут повлечь расширительное толкование и быть применены не по назначению. К примеру, при оценке адвокатами рисков совершаемой клиентом хозяйственной сделки или оказания юридической помощи по вопросам хозяйственной операции или корпоративного права, заключения внешнеторговых сделок указание на возможность привлечения клиента к административной ответственности теоретически может быть истолковано как нарушение требований законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности;

· возможность решить проблемы с загруженностью адвокатов юрконсультаций другими, менее жесткими способами.
В обосновании к проекту указано, что «основная нагрузка по оказанию юридической помощи, в частности по уголовным делам, лежит на адвокатах юридических консультаций. Для целей углубления специализации и повышения качества юридической помощи, оказываемой адвокатами других организационных форм, полагаем целесообразным определить, что адвокаты-индивидуалы и адвокаты адвокатских бюро будут оказывать юридическую помощь по вопросам гражданского и хозяйственного законодательства». Одна из причин перегруженности – обязательства по «дежурствам» и ведению дел по назначению. Полагаем, что в такой ситуации более эффективной была бы система обязательных дежурств для адвокатов-индивидуалов и адвокатов адвокатских бюро;
· в силу организационных особенностей работы в юридической консультации и подконтрольности и отсутствия реальной независимости от Министерства юстиции в работе заведующих юридических консультаций эти изменения могут повлечь повышение уровня зависимости от государства для адвокатов, работающих по уголовным и административным делам, что, в свою очередь, повлияет на права клиентов. Например, сложно представить, как вновь прибывшие в юрконсультацию адвокаты «выбивают» себе место за столом, место в тумбочке, в расписании переговорной комнаты при противлении заведующего. В такой ситуации в первую очередь будут страдать клиенты;
· это неоправданно сократит возможности бизнеса по получению качественной юридической помощи.
По объективным причинам средний и крупный бизнес, а также иностранные бизнесы в подавляющем числе случаев обслуживаются адвокатскими бюро. Ограничения и изъятия из права оказать весь комплекс затребуемых юридических услуг резко сокращают эффективность таких услуг. Так, придется привлекать сторонних адвокатов, совершенно не знакомых с клиентом и его бизнесом, тратить время на ознакомление и введение в курс дела.
Разработка правил Профессиональной этики Минюстом «во взаимодействии» с коллегией адвокатов
Ранее эта норма звучала как утверждение Министерством юстиции правил Профэтики по согласованию с Белорусской республиканской коллегией адвокатов. Аргументы о недопустимости таких изменений основаны на нарушении принципа независимости адвокатуры и предложении передачи такого полномочия исключительно Белорусской республиканской коллегии адвокатов.
Фактическое назначение Министерством юстиции органов адвокатского самоуправления
Подробнее о сути этого изменения можно прочитать здесь.
Аргументы о недопустимости принятия такой нормы следующие:
·       это нарушает принцип независимости адвокатуры.
Это прямое вмешательство в деятельность адвокатуры и препятствие
саморегулированию. Принципом 24 Основных принципов, касающихся роли юристов, установлено:
«Юристы имеют право создавать и являться членами самостоятельных профессиональных ассоциаций, представляющих их интересы, способствующих их непрерывному образованию и подготовке и защищающих их профессиональные интересы. Исполнительный орган профессиональных ассоциаций избирается ее членами и выполняет свои функции без
вмешательства извне». 
Рассматриваемое изменение очевидно нарушает этот принцип. Аналогично этот принцип нарушает право внесения Минюстом на рассмотрение общего собрания (конференции) территориальной коллегии адвокатов (совета Белорусской республиканской коллегии адвокатов) представления о досрочном отзыве председателя территориальной коллегии адвокатов (председателя Белорусской республиканской коллегии адвокатов), «допустившего нарушение требований законодательства, устава коллегии адвокатов», и досрочного
прекращения полномочий председателя коллегии адвокатов на основании заключения Квалификационной комиссии в случае необоснованного отказа в удовлетворении представления Министерства юстиции Республики Беларусь о досрочном отзыве председателя коллегии адвокатов за «нарушение требований законодательства, устава коллегии адвокатов».
Более того, указанные изменения усиливают государственный контроль за деятельностью руководителей коллегий, вследствие чего их нельзя признать независимыми и выполняющими свои функции без вмешательства извне;
·       это фактически прекращает статус адвокатуры как самоуправляемой организации.
Самоуправляемость органов адвокатуры традиционно рассматривается
как важнейший принцип адвокатской профессии, подтвержденный мировой
практикой (государства – члены ЕАЭС, ЕС, Великобритания, США). Именно
самоуправляемость позволяет адвокатам осуществлять свою деятельность максимально независимо и беспристрастно.
Предоставление предусмотренных проектом полномочий Министерству юстиции Республики Беларусь фактически лишит БРКА и территориальные коллегии адвокатов статуса самоуправляемых организаций, что не
соответствует устоявшейся международной практике и может негативно сказаться в том числе и на имидже белорусской адвокатуры в международном профессиональном сообществе, повлечет снижение уровня доверия зарубежных клиентов к белорусским адвокатам, а значит – сокращение валютных поступлений от оказания юридической помощи иностранным клиентам, в первую очередь крупному международному бизнесу. Также это очевидно дискредитирует
адвокатуру как институт, способный в надлежащем виде выполнять функцию защиты в глазах граждан и бизнеса Беларуси.

Полномочия Министерства юстиции по контролю за деятельностью адвокатов
Данные изменения также оцениваются как существенно ухудшающие независимость адвокатов. Это расценивается как прямое вмешательство государственных органов в деятельность адвокатов. Министерство юстиции и без этих полномочий имеет достаточно возможностей в сфере контроля за деятельностью адвокатов. Проверку соблюдения законодательства, а также проверку правильности составления адвокатами документов могут осуществлять и органы адвокатского самоуправления
Изменение в дисциплинарной ответственности адвокатов
Напомним, что в соответствии с проектом предлагается упразднение дисциплинарных комиссий в коллегиях адвокатов и передача их функций советам адвокатуры. Замечания по данному предложению были следующие:
· это нарушает принципы независимости адвокатуры.
Основными принципами, касающимися роли юристов, установлено:
«26. Юристы через свои соответствующие органы и законодательные органы разрабатывают в соответствии с национальным законодательством и обычаями и признанными международными стандартами и нормами кодексы профессионального поведения юристов.
27. Обвинения или жалобы в отношении юристов, выступающих в своем профессиональном качестве, подлежат скорейшему и объективному рассмотрению в соответствии с надлежащей процедурой. Юристы имеют право на справедливое разбирательство дела, включая право на помощь юриста по своему выбору.
28. Дисциплинарные меры в отношении юристов рассматриваются беспристрастным дисциплинарным комитетом, создаваемым юристами, в независимом органе, предусмотренном законом, или в суде и подлежат независимому судебному контролю».
В соответствии с рассмотренными выше изменениями состав советов полностью контролируется и определяется Министерством юстиции, в связи с чем система привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности перестает быть независимой;
· отсутствие обоснования таких изменений.
Нет конкретных фактов, свидетельствующих о ненадлежащем исполнении членами дисциплинарных комиссий своих обязанностей. Также отсутствуют факты, свидетельствующие о напряженности и расколе в коллективе коллегии адвокатов. Если предположить, что дисциплинарная комиссия ввиду каких-либо причин принимает решение, не соответствующее законодательству, то законодательством предусмотрена процедура обжалования таких решений, что позволяет контролировать их правильность.

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda