Право на равенство и состязательность сторон в судебном разбирательстве: национальное законодательство, международные акты, практика Комитета по правам человека ООН

Опубликовано 19 мая 2022 года

Михаил Боднарчук
Наталья Мацкевич

юристы
Равенство и состязательность сторон в судебном разбирательстве являются одними из основополагающих принципов современного судопроизводства. Проект “Право на защиту” проанализировал значение данных принципов, их содержание, а также ключевые проблемы и нарушения, связанные с ним в Республике Беларусь, исходя из имеющейся практики Комитета по правам человека ООН.
Содержание принципов равенства и состязательности сторон в судебном разбирательстве
Исторически равенство и состязательность в судебном процессе противопоставлялись следственному (инквизиционному) судопроизводству, в рамках которого суд имел однозначно обвинительный уклон, практически самостоятельно ведя весь процесс, равенство и состязательность сторон при такой модели были невозможны. Однако, со временем практически повсеместно в мире было констатировано, что достижение целей справедливого правосудия возможно лишь при состязательности сторон в процессе (обвинение и защита – в уголовном процессе, истец и ответчик – в гражданском), при этом процессуальные права и обязанности сторон также должны быть равны, а суд должен выступать лишь в роли арбитра, чье вмешательство в процесс должно быть ограничено. На современном этапе развития юриспруденции равенство и состязательность были косвенно зафиксированы в положениях Всеобщей декларации прав человека 1948 года, а также, уже более подробно, - в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года и в Замечаниях общего порядка к нему. Это свидетельствует о том, что равенство и состязательность сторон в настоящее время являются общепризнанными стандартами правосудия в мире. Вместе с тем, наличие значительного количества обращений в Комитет по правам человека ООН (далее – КПЧ) с жалобами на нарушение данных принципов свидетельствует о том, что на практике они еще не в полном объеме имплементированы в правовые системы всех государств мира.
Равенство и состязательность сторон в национальном законодательстве Республики Беларусь
В действующей Конституции Республики Беларусь (далее – Конституции) равенство и состязательность сторон прямо и косвенно регулируются несколькими статьями:

Статья 22. Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов.
Статья 60. Каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в порядке и сроки, определенные законом. Решения и действия (бездействие) государственных органов и должностных лиц, ущемляющие права и свободы, могут быть обжалованы в суд.
Статья 115. Правосудие осуществляется на основе состязательности и равенства сторон в процессе.
Также детальное описание данных принципов встречается в процессуальных кодексах Республики Беларусь, где им посвящены отдельные статьи: статья 24 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК), статья 19 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее ГПК), статьи 15, 18, 19 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК).
Статья 24 (УПК). Осуществление правосудия на основе состязательности и равенства сторон
1. Правосудие осуществляется на основе состязательности и равенства сторон обвинения и защиты.
2. Функции обвинения, защиты и осуществления правосудия отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.
3. Обязанность доказывания в судебном разбирательстве предъявленного лицу обвинения возлагается на сторону обвинения.
4. Стороны в судебном разбирательстве пользуются равными правами по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств, высказыванию мнения по любому вопросу, имеющему значение по уголовному делу, участию в судебных прениях.
5. Суд создает необходимые условия для осуществления предоставленных сторонам прав и выполнения ими процессуальных обязанностей.
Статья 19 (ГПК). Состязательность и равенство сторон
Гражданские дела во всех судах рассматриваются на основе состязательности и равенства сторон в процессе. В споре между собой стороны обязаны добросовестно пользоваться принадлежащими им материальными и процессуальными правами и исполнять процессуальные обязанности.
Статья 15 (ХПК). Равенство перед законом и судом, рассматривающим экономические дела
Лица, участвующие в деле, при осуществлении правосудия судом, рассматривающим экономические дела, равны перед законом и судом, рассматривающим экономические дела.
Суд, рассматривающий экономические дела, обеспечивает равную судебную защиту прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле.
Статья 18 (ХПК). Равноправие и добросовестность сторон

Судопроизводство в суде, рассматривающем экономические дела, осуществляется на основе равноправия сторон.
Стороны в судебном заседании обладают равными правами по обоснованию своих требований и возражений, представлению доказательств в их подтверждение, совершению иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законодательными актами о судопроизводстве в судах, рассматривающих экономические дела.
Суд, рассматривающий экономические дела, обязан обеспечить соблюдение предусмотренных настоящим Кодексом и иными законодательными актами о судопроизводстве в судах, рассматривающих экономические дела, процессуальных форм защиты прав и законных интересов сторон. Суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять ее права.
В споре между собой стороны обязаны добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами и исполнять процессуальные обязанности. Каждый участник судопроизводства в суде, рассматривающем экономические дела, признается добросовестным, пока не доказано обратное.

Статья 19 (ХПК). Состязательность
Судопроизводство в суде, рассматривающем экономические дела, осуществляется на основе состязательности.
Лица, участвующие в деле, обязаны обосновать свои требования и возражения.
Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства в суд, рассматривающий экономические дела, и другой стороне по делу, а также обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои мнения и доводы, давать пояснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.
Суд, рассматривающий экономические дела, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство судебным процессом, создает лицам, участвующим в деле, условия для представления доказательств, активного участия в их исследовании и сопоставлении, в установлении фактических обстоятельств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

Таким образом, можно заметить, что наиболее детальное описание содержания данных принципов встречается в ХПК, что можно объяснить самой сущностью заседаний в экономическом (или арбитражном в других государствах) суде.
Также стоит отметить, что в Процессуально-исполнительном кодексе об административных правонарушениях Республики Беларусь (далее – ПИКоАП) по понятным причинам не содержится нормы, касающейся непосредственно равенства и состязательности сторон в судебном заседании, т.к. сторона обвинения в административном процессе де-юре не представлена в принципе, но есть статья о равенстве перед законом как таковом.
Статья 2.12 (ПИКоАП). Равенство перед законом, равенство защиты прав, свобод и законных интересов
1. Все лица, участвующие в административном процессе, равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту их прав, свобод и законных интересов.
2. Административный процесс ведется на основе равенства физических лиц перед законом независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, гражданства, имущественного и должностного положения, места жительства или места пребывания, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств.
3. Административный процесс ведется на основе равенства юридических лиц перед законом независимо от формы собственности, места нахождения, организационно-правовой формы, подчиненности, а также от других обстоятельств.
4. Никто не может пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону. Особенности порядка ведения административного процесса в отношении отдельных категорий лиц или отдельных категорий дел об административных правонарушениях определяются настоящим Кодексом.
Равенство и состязательность сторон в международных актах
Первоначально принципы равенства и состязательности сторон были косвенно сформулированы во Всеобщей декларации прав человека 1948 года (далее – Декларация). Стоит отметить, что в Конституцию данные принципы были внесены, вероятно, именно исходя из формулировок, содержащихся в Декларации:

Статья 7. Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.
Статья 8. Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.
Статья 10. Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Принятый 16 декабря 1966 года Генеральной ассамблеей ООН, вступивший в силу 23 марта 1976 года, а в дальнейшем ратифицированный практически всеми государствами мира, Международный пакт о гражданских и политических правах (далее – Пакт) стал главным актом в сфере прав человека и остается таковым до настоящего времени.
Статьей 14 Пакта принцип равенства перед судами и трибуналами установлен в пункте 1 в общем:

Все лица равны перед судами и трибуналами.

Этот принцип конкретизирован в пункте 3 статьи 14 Пакта применительно к процессуальным гарантиям при предъявлении уголовного обвинения:

Каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: […]

Природа права на равенство перед судом связано с общей идеей равного отношения ко всем людям и с принципом недискриминации, закрепленным в статье 26 Пакта:

Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона.

В Замечании общего порядка № 32 (2007) «Статья 14: Равенство перед судами и трибуналами и право каждого на справедливое судебное разбирательство» КПЧ разъяснил:

Право на равенство перед судами и трибуналами и на справедливое судебное разбирательство является важнейшим элементом защиты прав человека и служит одним из процессуальных средств обеспечения верховенства закона (пункт 2).
Право на равенство перед судами и трибуналами в общем смысле право равного доступа и равенства состязательных возможностей и обеспечивает, чтобы обращение со сторонами в таких разбирательствах было свободным от какой бы то ни было дискриминации (пункт 8).

Таким образом, право на равенство перед судом включает в себя равный доступ к суду и равенство возможностей сторон в процессе. В статье 14 Пакта также отдельно выделено право на равный допрос и вызов свидетелей в уголовном процессе, конкретизирующее одну из граней равенства процессуальных возможностей:

3.Каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: […]
e) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него; […]

В настоящей статье - комментарии раскрываются некоторые элементы права на равенство состязательных возможностей сторон, которые могут иметь прикладное значение для идентификации нарушений этой составляющей права на справедливый суд и последующей его защиты.
Равенство и состязательность сторон в практике КПЧ
П. 2 ст. 103 УПК
П.3 ст. 103 УПК
Пп. 8 п. 1 ст. 48, ст. 135 УПК
Ст.137 УПК
 Ст. 262 УПК
Пп. 1 п.1 ст. 264 УПК
П. 6 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22.09.2002 №6 «О некоторых вопросах применения уголовно-процессуального закона в суде первой инстанции»
Дж. Мердок. Справедливое судебное разбирательство в свете статьи 6 Европейской конвенции по правам человека. – Европейская конвенция по правам человека и уголовное правосудие. Сборник материалов. Минск, 2012. С.39-40.
Пп. 2 п. 1 ст. 333 УПК
Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 сентября 2002 г. № 6 «О некоторых вопросах применения уголовно-процессуального закона в суде первой инстанции», пункт 12
ПП. 1 п.1 ст. 333 УПК
Отчет БДИПЧ ОБСЕ «Мониторинг судебных процессов в Республике Беларусь (март – июль 2011 г.)», пункты 285-286.
П.1 ст.65 УПК
ПП.3 ч. 1 ст.333 УПК
Приведено в: Дж. Мердок. Справедливое судебное разбирательство в свете статьи 6 Европейской конвенции по правам человека. – Европейская конвенция по правам человека и уголовное правосудие. Сборник материалов. Минск, 2012. С.40.
Там же. С. 41.
Там же. С. 41.
Там же. С. 42.
Приведено в: Зайцева Л.Л. Право на справедливое судебное разбирательство в уголовном процессе Республики Беларусь. - Европейская конвенция по правам человека и уголовное правосудие. Сборник материалов. Минск, 2012.С. 98.
В законодательстве Республики Беларусь, несмотря на достаточно детальную регламентацию данного принципа, существуют предпосылки для неравного подхода к процессуальным возможностям сторон, которые на практике могут привести к фактическому нарушению равенства и состязательности, и в итоге привести к несправедливости процесса в целом.
Рассмотрим некоторые из практических ситуаций, которые возникают преимущественно в области уголовного судопроизводства и на которые, как представляется, следует обращать внимание при идентификации и защите рассматриваемого права, а именно: процесс представления доказательств, оглашение показаний свидетелей, не явившихся в суд, использование в качестве доказательств показаний анонимных свидетелей.


Представление доказательств
При досудебном производстве обязанность доказывания обвинения лежит на органе уголовного преследования (орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор), который вправе проводить следственные и другие процессуальные действия для собирания доказательств. Защитник имеет право собирать необходимые для защиты сведения путем опроса лиц, запросов документов, получения мнений специалистов. О приобщении данных материалов к делу защитник вправе заявлять ходатайства следователю. Защитник также вправе ходатайствовать перед органом расследования о проведении необходимых следственных и иных процессуальных действий, который может удовлетворить данное ходатайство либо, как часто бывает на практике, отказать в его удовлетворении. Причем такой отказ может быть обжалован только начальнику следственного подразделения или прокурору. Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает права и процедуры обжалования отказа в удовлетворении ходатайства в судебном порядке. Таким образом, в вопросе представления доказательств в досудебном производстве сторона защиты в большинстве случаев, не имея достаточных полномочий получения и/или закрепления того или иного доказательства, зависит от решения следователя, прокурора.
При окончании предварительного расследования дело, включающее в себя все собранные доказательства, направляются прокурору, который при согласии с результатами расследования, направляет его в суд. При назначении судебного разбирательства, то есть еще до начала слушания, суд должен ознакомиться со всеми материалами дела. Соответственно, потенциально стороны поставлены в неравное положение уже в тот момент, когда обвиняемый фактически предстает перед судом, который к началу судебного слушания имеет доказательства обвинения, но может и не иметь доказательств защиты, так как защита либо не имеет возможности получить их, либо они не приобщены к делу по решению обвинения. Само по себе это может не свидетельствовать о нарушении права на справедливое судебное разбирательство, но в таких условиях национальный суд должен особо внимательно отнестись к обеспечению равенства сторон в судебном процессе.
При разбирательстве в суде сторона обвинения представляет доказательства, полученные в досудебном производстве, и они без всяких условий рассматриваются судом. В отношении же защиты всегда существует возможность отклонения ходатайств о приобщении новых доказательств, вызове и допросе свидетелей, приобщении документов, заявленных в суде, поскольку при их разрешении учитываются мнение противоположной стороны (обвинения) и суд принимает дискреционное решение, оценивая относимость и допустимость этих доказательств. Это неравенство усугубляется ограниченными возможностями защиты по получению документов, установлению местонахождения и вызова свидетелей и т.п., так как защитник не обладает властными полномочиями, в отличие от должностного лица, которое представляет обвинение. И здесь возникает риск нарушения равноправия сторон.
Представляется, что в качестве примеров такого нарушения можно привести имевшие место на практике случаи:
  • отклонение ходатайства защиты об истребовании и изучении видеозаписи, относящейся к рассматриваемым в суде событиям, по мотивам того, что суду «достаточно» той видеозаписи, которую представило обвинение;
  • отказ суда по ходатайству защиты истребовать от иностранного государства в порядке оказания правовой помощи документов, которые позволят опровергнуть документы, полученные органом расследования в порядке оказания правовой помощи от компетентных органов иностранного государства.
Практика международных органов показывает, что на нарушение равноправия сторон указывает отказ суда в вызове свидетелей, которые могут прояснить факт оказания давления на обвиняемого при получении от него признательных показаний на предварительном следствии.
В таких или подобных случаях целесообразно заявление соответствующих ходатайств в письменной форме с указанием на то, какие обстоятельства могут быть установлены и какие доказательства могут быть опровергнуты сведениями, о получении которых ходатайствует защита. Это позволит обосновать нарушение вышестоящей судебной инстанции, и, при необходимости – в КПЧ. При этом, перед международным органом необходимо также обосновать, каким образом игнорирование тех или иных доказательств повлияло на справедливость процесса в целом.


Оглашение показаний свидетелей
Гарантия права обвиняемого в уголовном преступлении допрашивать дающих показания против него свидетелей или по крайней мере гарантия того, что эти свидетели был допрошены стороной защиты, предусмотрена пунктом 3 (е) статьи 14 Пакта.
Практика Европейского суда по правам человека сформировала подход, согласно которому это право обвиняемого включает адекватную и надлежащую возможность допросить и опровергнуть показания лиц, свидетельствующих против него, либо в момент, когда свидетель обвинения делает свое заявление, либо на более поздней стадии процесса. Как минимум обвиняемый должен иметь реальную возможность допросить ключевых свидетелей, показывающих против него. Стандарт справедливого судебного разбирательства не исключает использование показаний, полученных, например, при допросе в полиции, но при этом должно соблюдаться право на защиту. Например, Европейский суд по правам человека (далее – ЕСПЧ) устанавливал нарушение права, когда обвинительный приговор базировался исключительно или главным образом на показаниях свидетелей, которых обвиняемый не мог допросить лично во время судебного процесса либо на более ранней стадии. Но ЕСПЧ не признал нарушения, когда зачитанные в суде показания свидетеля совпадали с другими доказательствами (дело Artner v. Austria).
Уголовно-процессуальное законодательство Беларуси содержит норму, допускающую по усмотрению суда или ходатайству сторон оглашать показания потерпевшего и свидетеля, данные ими при досудебном производстве, при отсутствии указанных лиц в судебном заседании по причинам, исключающим возможность их явки. Верховный Суд Республики Беларусь разъяснил, что к таким причинам могут быть отнесены тяжелое заболевание, продолжительная командировка, выбытие с места жительства при невозможности установить местонахождение и т.п. Решая вопрос о признании конкретных обстоятельств исключающими возможность явки лица, суд в каждом случае должен выяснить мнение сторон.
На практике нередки случаи, когда суды трактуют причины, исключающие явку свидетеля либо потерпевшего в судебное заседание, слишком широко, оглашают показания неявившихся свидетелей обвинения и используют их для выводов о виновности. В такой ситуации представляется вполне обоснованным указывать на нарушение принципа состязательности и права допрашивать показывающих против обвиняемого свидетелей, - в том случае, если не только в суде, но и на предварительном следствии сторона защиты не имела возможности непосредственно допросить свидетеля, а его показания сыграли решающее значение для выводов суда. При этом следует учитывать, что в национальных судах обвиняемый или защита должны настаивать на вызове и допросе такого свидетеля в суде, иначе при защите этого права в международном органе позиция потенциальной жертвы будет значительно ослаблена.
Кроме этого, УПК позволяет оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, данных ими на предварительном следствии, при наличии существенных противоречий между этими показаниями и показаниями, данными в судебном заседании.
Существует практика, когда данная норма используется для того, чтобы «вернуть» свидетеля к его первоначальным показаниям, если в суде, отвечая на вопросы сторон, он путается либо каким-либо образом меняет показания. В этом случае, как правило, суд напоминает свидетелю, что он несет ответственность за дачу ложных показаний как на предварительном следствии, так и в суде, и если его показания на этих стадиях различаются, то это можно расценивать как дачу ложных показаний (что является уголовным преступлением). После этого свидетели, как правило, подтверждают письменные показания, данные на следствии. В результате, это сводит на нет все усилия защиты по допросу свидетеля обвинения в суде, так как даже если, отвечая на вопросы защитника, свидетель каким-то образом уточняет или изменяет свои показания, в итоге он все равно подтвердит ту версию своих показаний, которая была сформирована на следствии без участия защитника.
На эту практику обращали внимание эксперты БДИПЧ ОБСЕ, отмечая, что она дает стороне обвинения уникальное преимущество. Когда письменным показаниями придается большее значение, чем устным показаниям в суде, то право конфронтации утрачивает всякий смысл, как и сама процедура дачи показаний в суде. Неравенство сторон усугубляется тем, что защита лишена процессуальных полномочий по проведению допросов и, следовательно, не может получать письменных показаний на досудебном этапе, чтобы иметь возможность огласить их в суде.
Таким образом, представляется, что в подобных ситуациях обвиняемый и защита имеют основания заявлять о нарушении право на равенство состязательных возможностей как в национальных судах, так и в индивидуальном сообщении в КПЧ, - в том случае, если использование письменных показаний свидетеля обвинения существенным образом повлияло на выводы суда, на справедливость процесса в целом. Для того, чтобы иметь возможность поставить этот вопрос перед КПЧ, необходимо уделить должное внимание доказыванию такого подхода, в частности тщательному отражению в протоколе судебного заседания показаний такого свидетеля, данных непосредственно в суде, возражений защиты относительно оглашения письменных показаний, а также пояснений свидетеля о причинах противоречий в показаниях.


Показания анонимных свидетелей
По белорусскому уголовно-процессуальному законодательству орган, ведущий уголовный процесс, вправе и обязан предпринять меры безопасности в отношении участника процесса, в том числе свидетеля, потерпевшего, при наличии достаточных данных, указывающих на то, что имеется реальная угроза убийства, применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, осуществления других противоправных действий в отношении участника уголовного процесса, членов его семьи и близких в связи с его участием в уголовном процессе. Среди процессуальных мер безопасности - неразглашение сведений о личности, освобождение от явки в судебное заседание. В этих случаях показания свидетеля, освобожденного от явки в судебное заседание, оглашаются в суде, а если используется мера по неразглашению данных о личности, на практике свидетель, потерпевший допрашивается с соблюдением мер, обеспечивающих его неузнаваемость. Нередко эти две меры используются совокупно. Такие ситуации однозначно свидетельствуют об ограничении права обвиняемого на допрос свидетеля обвинения, поскольку очевидно, что речь идет об использовании показаний анонимных свидетелей.
Международная практика допускает подобные ограничения только в случае, если это является абсолютно необходимой мерой для защиты прав лиц. Однако даже если применение таких мер целесообразно, их использование не должно нарушать фундаментальное право на справедливый процесс.
Так, по делу Kostovski v. Netherlands в котором обвинительный приговор был основан на показаниях, данных полиции и суду анонимных свидетелей, ЕСПЧ признал нарушение гарантий справедливого судебного разбирательства, учитывая, что адвокат имел возможность задать свидетелю письменные вопросы лишь через судебного следователя, и судьи также не видели свидетелей, поэтому не могли составить собственного представления о достоверности их показаний. При этом показания данных свидетелей были использованы при вынесении обвинительного приговора. Суд постановил: «В том случае, если защите не известна личность свидетеля, которого она стремится допросить, это может лишить ее очень важных деталей, позволяющих ей продемонстрировать, что данный свидетель предвзято или враждебно настроен и не вызывает доверия. Опасности, заложенные в подобной ситуации, представляются очевидными».
Прецедентное право ЕСПЧ также подчеркивает важность того, чтобы национальные суды давали оценку необходимости для свидетеля оставаться анонимным.
По делу Van Mechelen v. Netherlands, в котором речь шла об использовании показаний полицейских, личности которых были скрыты от защитников, ЕСПЧ отметил, что положение полицейских «до некоторой степени отличается от положения незаинтересованного свидетеля или жертвы», поэтому «к их использованию в качестве анонимных свидетелей следует прибегать лишь в исключительных обстоятельствах».
В деле Саиди против Франции ЕСПЧ констатировал нарушение справедливости судебного разбирательства, так ка показания, полученные от анонимных свидетелей при опознании, послужили единственным основанием для осуждения обвиняемого.
Таким образом, исходя из указанных правовых подходов, представляется возможным заявлять как на национальном уровне, так и в международных инстанциях, о нарушении права обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей в случае использования показаний анонимных свидетелей при условии, что эти показания сыграли решающую роль для выводов суда о виновности, и особенно, если такими свидетелями были сотрудники полиции, либо суд не дал самостоятельной оценки целесообразности применения мер защиты. Однако при этом следует иметь ввиду, что если судебный процесс организован таким образом, что защитнику предоставлена возможность допросить анонимных свидетелей непосредственно (т.е. при визуальном с ними контакте), хотя и в отсутствие обвиняемого, так чтобы защитник имел возможность наблюдать за реакцией свидетелей на вопросы и судить о правдивости их ответов, показания этих свидетелей могут быть признаны допустимыми с точки зрения стандартов состязательности.


Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda