Ключевые аспекты вебинара «Адвокатам – про дела об экстремизме»
30 января 2021 года (суббота) программа Белорусского дома прав человека «Международное право для защиты общественных интересов в Беларуси» (ILIA-By) совместно с проектом «Право на защиту» провели вебинар «Адвокатам – про дела об экстремизме», с участием экспертов Международной правозащитной группы «Агора».

Предлагаем ознакомиться с ключевыми аспектами выступлений экспертов вебинара.

Также рекомендуем принять участие 13 февраля в новом вебинаре «Взаимодействие адвоката со СМИ. Техники и «фишки» работы с журналистами». Подробности — по ссылке.
Спикерами вебинара выступили:
  • Андрей Сабинин, адвокат Международной группы Агора;
  • Дамир Гайнутдинов, кандидат юридических наук, руководитель направления Международной группы Агора по защите свободы слова и интернета;
  • Елизавета Колтунова, член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, кандидат филологических наук.
Следует отметить, что тематика вебинара была связана с практикой защиты лиц, привлеченных к ответственности за экстремизм в Российской Федерации, однако информация и опыт достаточно релевантны белорусской практике в силу высокой степени схожести правовых систем и общественно-политической ситуации. Поэтому выступления экспертам были полезны белорусским адвокатам как практические рекомендации в работе по подобным делам.
В Российской Федерации определенный всплеск как создания новых правовых норм, наказывающих за высказывания, так и количества приговоров наблюдается с 2014-2015 годов. Так, всего по преступлениям “сепаратизм”, “призывы к экстремизму”, “призывы к терроризму”, “возбуждение вражды” с 2011 года было осуждено 4254 человека. Если в период 2003-2007 было осуждено 276 человек за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, то в период 2015-2019 - уже 2642.
Практика работы защиты по обвиняемых в преступлениях, отнесенных к экстремистским
  • под экстремистской деятельностью понимается ряд действия, в частности, насильственное изменение основ конституционного строя, возбуждение различных видов розни, пропаганда превосходства, воспрепятствование законной деятельности органов государственного управления, публичное оправдание терроризма, а также организация, подготовка и финансирование этих действий;
  • за последние 5 лет существенно изменился уровень криминализации высказываний, что проявляется к отнесении к преступлениям гораздо менее общественно опасных высказываний и назначении более серьезных наказаний, чем ранее;
  • очень существенно “расширилась” линейка лиц, привлекаемых к ответственности: начали привлекаться к ответственности подростки, а также лица, не в полной мере осознающие свои действия (в этом случае применяются меры психиатрического воздействия);
  • тренд совсем последнего времени - криминализация “фейков” - в частности, высказываний о мерах принимаемых государством в связи с CoVid-19, отрицание мер и т.д.;
  • правоохранительные органы регулярно мониторят социальные сети (в основном, вКонтакте), а также предметно исследуют конкретных уже известных лиц и лиц, ранее привлекавшихся к ответственности. В последнее время есть основания предполагать, что для мониторинга применяются определенные программные комплексы. При этом администрация вКонтакте выдает абсолютно любую информацию по запросам, подписывая ответы “С глубоким уважением и надеждой на сотрудничество”;
  • правоохранительными органами практикуются различного вида провокации для того, чтобы разговорить и побудить к определенным высказываниям онлайн и побудить совершить определенные действия оффлайн. Также провокации направлены на Интернет-шатдаун - вынудить общаться по обычным каналам связи;
  • обнаруженная в сети Интернет информация фиксируется определенным процессуальным документом (например, актом осмотра или актом оперативно-розыскных мероприятий). Зачастую правоохранительными органами фиксируется, и, в последующем, передается эксперту только часть информации, “выгодная” для квалификации действий как преступления. Если в последующем источник информации видоизменяется (чат очищается, удаляются какие-то сообщения), то это существенно ограничивает возможности для защиты, поскольку невозможно доказать наличие иного контекста, иных мотивов, иного смысла;
  • у правоохранительных органов есть “дежурные” заявители или потерпевшие для таких составов (“оскорбленные” верующие, например);
  • при проведении обысков, выемок , как правило, изымаются все электронные устройства связи (компьютеры, телефоны, модемы), из которых фиксируется интернет-активность (время выхода в интернет). Нежелательно добровольно предоставлять доступ к электронным устройствам;
  • проблемой экспертизы по экстремистским делам является выбор экспертов из “черного” списка (широко известные “специалисты” с непрофильным образованием, подготовившие массу крайне сомнительных, но очень устраивающих правоохранительные органы экспертиз). Кроме того, зачастую привлекаются для проведения экспертизы “лояльные” учебные заведения;
  • для правоохранительных органов характерно назначение и проведение экспертиз “до победного конца”, то есть назначение экспертиз до тех пор, пока не будет получен “нужный” результат;
  • основными ошибками при назначении экспертиз следствием являются: постановка правовых вопросов и вопросов, выходящих за пределы компетенции эксперта, использование неопубликованных и неверифицированных методик, избирательность предоставленного для экспертизы материала;
  • защитой широко применяется такой метод оспаривания экспертиз, как рецензирование экспертизы (исследование и оценка экспертизы специалистом, имеющим соответствующую квалификацию). Однако стала встречаться практика отказа в приобщении рецензий к материалам дела со стороны суда. Следует отметить, что подобная практика уже получила оценку со стороны Европейского суда по правам человека как нарушающая право на защиту;
  • защите нужно использовать возможность получения по запросу адвоката заключения специалиста по тому же объекту и тем же вопросам, которые поставлены следователем и приобщать это заключение к материалам дела; 
  • защитнику необходимо настаивать на проведении дополнительных и повторных экспертиз в процессе следствия, а в случае отказа - заявлять такое ходатайство при ознакомлении с материалами дела. Также  необходимо заявлять ходатайство о вызове и допросе в суде экспертов обвинения и специалистов защиты в суде;
  • успешные опыты дезавуирования экспертиз на практике были основаны на предоставлении рецензий на экспертизы и качественных допросах экспертов обвинения и специалистов защиты в суде;
  • защите нужно использовать возможность получения по запросу адвоката заключения специалиста.
Сообщаем, что 13 февраля состоится вебинар «Взаимодействие адвоката со СМИ. Техники и «фишки» работы с журналистами». 

Программа вебинара: 
  • Зачем адвокатам журналисты
  • Преодоление сложностей коммуникации
  • Способы взаимодействия с журналистами
  • «Золотые правила», ошибки и провалы общения со СМИ.
Подробности — по ссылке.
Экстремистская деятельность и язык вражды
  • для четкого понимания, какие именно принципы должны соблюдаться при расследовании и рассмотрении дел о разжигании ненависти и иной экстремистской деятельности   (а зачастую это просто высказывания), необходимо изучить Рабатский план - документ ООН, принятый в 2013 году. Именно в этом документы закреплены принципы и подходы, которые должны приниматься государствами в вопросах ответственности за разжигание ненависти;
  • в соответствии с Рабатским планом для принятия решения о том, является ли деятельность запрещенной, следует учитывать контекст, личность оратора, его намерения, содержание или форма высказывания, степень публичности и вероятность реализации призыва;
  • в первую очередь, защита от языка ненависти направлена на защиту дискриминируемых групп и меньшинств. На этом фоне, например, существует позиция, что те же сотрудники правоохранительных органов не могут быть отнесены к угнетаемой группе, которая нуждается в повышенной защите от нападок в виде оскорблений, высмеивания и клеветы (содержится в одном из решений Европейского суда по правам человека).
Особенности проведения экспертизы по делам об экстремизме
  • целью лингвистической экспертизы не должна быть квалификация преступлений;
  • в экспертизе должны быть отражены методики ее проведения. Зачастую можно оспорить методику (если применяется не описанная в заключении), а также реальное следование методике;
  • задачами лингвиста (в качестве эксперта, специалиста) являются  установление значения и  формы высказывания;  установление направленности высказывания и возможного воздействия — задача психолога;  наличие социальной группы и ее характеристики определяет социолог (политолог). Поэтому, как правило по делам по обвинению в экстремизме, требуется проведение комплексного исследования. Помимо лингвистов, психологов, социологов, могут привлекаться историки, культурологи и т.д.
Эксперт привела примеры вопросов, которые могут быть поставлены специалистам в связи с обвинением в  некоторых отдельных преступлениях, отнесенных к экстремистским. 
Своими впечатлениями с нами поделился один из участников вебинара:
— Я нахожусь под большим впечатлением. Как правило, полезность мероприятия я определяю количеством услышанного нового и ранее мне неизвестного. В этом плане прошедший вебинар от начала до конца был практически под завязку набит новой и очень практичной информацией. В Беларуси нарастает применение норм об ответственности за экстремизм. Адвокатам важно быть готовыми к этому повороту в правоприменении.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda